БИТВА ЗА КРЫМ

.

Новый 1944 г. 36-й минно-торпедный авиаполк, оснащенный торпедоносцами А-20Ж («Бостон»), встретил в Скадовске, а 5-й гвардейский мтап — на аэродроме в Геленджике. В гвардейском полку состояло 27 торпедоносцев Ил-4 и 21 экипаж. При этом лишь 18 экипажей были обучены торпедометанию.
В конце января 1944 г. авиаполк был перебазирован на аэродром Сокологорное, поближе к району боевых действий. У нового аэродрома имелось два существенных достоинства. Во-первых, он располагался рядом с железной дорогой Днепропетровск — Симферополь, а во-вторых, в Сокологорном находился штаб 8-й воздушной армии Украинского фронта, что облегчало взаимодействия с армейской авиацией и давало возможность разжиться у соседа топливом и продовольствием.


Из-за перебазирования гвардейские торпедоносцы не совершали боевых вылетов до 27 января.
Четыре торпедоносца А-20Ж из 36-го мтап атаковали 24 января в 13 ч. 20 м. в районе Сулины конвой в составе четырех барж, двух буксиров и четырех сторожевых катеров. По сообщениям летчиков, торпедой была потоплена одна баржа водоизмещением 1000 т, однако подтверждения этому не найдено.
На следующий день, 25 января, два «Бостона» атаковали еще один конвой и «утопили» торпедой транспорт водоизмещением 3000 т. Но и это донесение осталось только на бумаге.
А первый вылет машин 5-го гмтап с аэродрома Сокологорное вышел комом. 27 января в 11 ч. 55 м. взлетели два Ил-4, но вскоре у ведомого вышел из строя мотор. Ведущий один лететь не решился, и оба самолета вернулись на аэродром.

Карта Черного моря с аэродромами базирования советских торпедоносцев
Первого подтвержденного успеха в новом году нашим торпедоносцам удалось добиться лишь 19 марта. Вот строки из служебного документа: «В 10 ч. 02 м. четырех самолета-торпедоносца [А-20-ж] (36 ап), шесть Пе-2 (40 ап), 11 Ил-2 (23 шап) в сопровождении 12 самолетов (11 гв. ап) нанесли удар по конвою противника (три транспорта, пять сухогрузных барж, восемь быстроходных десантных барж, четыре сторожевых катера, четыре неопознанных судна под прикрытием четырех самолетов Га-138) в 18 милях западнее Тар-ханкута. В 12 ч. 40 м. 23 самолета (40 ап, 36 ап и 23 шап) под прикрытием 18 истребителей (11 гв. ап) повторно атаковали этот же конвой в ш. = 45º28'; д. = 32º26'. В 16 ч. 43 м. 12 Ил-4 (23 шап), шесть Пе-2 (40 ап) в сопровождении 12 самолетов (11 гв. ап) нанесли третий удар по этому же конвою в 8 милях восточнее озера Донузлав. Налетам нашей авиации противодействовал сильный зенитный огонь противника и его истребители. 10 самолетов (30 pan) парами вели разведку плавучих средств противника на коммуникации Одесса — Тарханкут и фотографировали результаты ударов по вражескому конвою; были потоплены две сухогрузные баржи и три быстроходные десантные баржи; подожжен транспорт в 3000 т; повреждены транспорт, три быстроходные десантные баржи, три самоходные баржи, два сторожевых катера. Сбито в воздушных боях три Га-138, шесть ФВ-190, один «Арадо-196», два Me-109; подбит один Га-138. Наши потери — три самолета [«Бостона»] (36 ап), из них один сел на воду в ш. = 46º10'; д. = 32º45', три Ил-2 (23 шам), один самолет (11 гв. ап), один самолет (30 рап)»{21}.
На самом же деле был потоплен один германский транспорт «Лариса» вместимостью 1820 брт.
8 конце марта 5-й гмтап получил пополнение — два Ил-4 были приняты от промышленности, еще три — от авиации дальнего действия. Таким образом, к 1 апреля 1944 г. полк имел тридцать Ил-4.
9 апреля с 13 ч. 09 м. до 16 ч. 40 м. шесть Ил-4 5-го гмтап, шесть Пе-2 40-го артполка и шесть А-20Ж 36-го мтап атаковали конвой противника, обнаруженный в 12 милях южнее Бурнаса. Были потоплены: транспорт в 3000 т, сторожевой катер, две баржи и поврежден транспорт в 1500 т. Два Пе-2 в районе цели столкнулись в воздухе, самолеты и их экипажи погибли. В «Справочнике потерь…» потопление транспорта в 3000 т считается достоверным, но подтверждений у противника найти не удалось.
Довольно запутанная история произошла 10 апреля 1944 г. В этот день, согласно «Хронике…», с 10 ч. 35 м. до 13 ч. 35 м. четыре торпедоносца Ил-4 5-го гмтап, шесть Пе-2 40-го артполка и пять А-20Ж 36-го мтап наносили удары по транспортам противника в точке с координатами ш. = 45º15'; д. = 29º45'. В результате атак был потоплен транспорт в 5000 т и поврежден транспорт в 2000 т. Один Ил-4 из-за неисправности правого мотора возвратился с торпедой на свой аэродром. В «Справочнике потерь…» о потоплении транспорта в 5000 т и повреждении транспорта в 2000 т сказано: «не вполне достоверно».
На самом же деле в тот день четверка «Илов» торпедировала германский прорыватель минных заграждений «Sperrbrecher-193», эвакуировавший войска из Одессы. Он был переоборудован из германского грузового парохода «Альбрехт Дюрер» вместимостью 572 брт и длиной 62,9 м. «Sperrbrecher-193» затонул на глубине 2,5 м, и немцы начали работы по его подъему. Однако 30 июля не полностью поднятое судно было атаковано двенадцатью штурмовиками Ил-2 из 23-го шап и вновь потоплено, причем один штурмовик был сбит. Согласно «Справочнику потерь…» Ил-2 повредили землечерпалку, да и то «не вполне достоверно».
Но вернемся к 10 апреля 1944 г. В тот же день в 12 ч. 35 м. восемь Ил-4 5-го гмтап вылетели для уничтожения транспортов противника на коммуникации Аккерман — Сулина, но ничего не нашли. На обратном пути в 16ч. 17 м. в точке с координатами ш. = 45º28'; д. = 29º50' они обнаружили конвой (восемь быстроходных десантных барж), атаковали его и потопили одну баржу. Один Ил-4 из-за остановки мотора сел на воду в районе острова Фидониси, самолет и экипаж погибли.
С 17 ч. 00 м. до 19 ч. 11 м. пять самолетов 36-го авиаполка и пять Пе-2 40-го авиаполка в сопровождении десяти истребителей 43-го авиаполка бомбардировали плавсредства противника на выходе из Сулинского гирла и повредили две баржи. Налету противодействовал зенитный огонь противника. Увы, в «Справочнике потерь….» два этих вылета объединены в один и указано, что всего было потоплено четыре германских лихтера — № 44202, 3223, 53106 и 19.
17 апреля торпедоносная авиация Черноморского флота участвовала в атаке двух конвоев. С 10 ч. 37 м. до 16 ч. 14 м. четыре Ил-4 5-го гмтап, по данным воздушной разведки, в точке с координатами ш. = 44º 10'; д. = 29º47' сбросили торпеды на конвой (три транспорта по 1500–2000 т, миноносец и три сторожевых катера) и потопили транспорт в 2000 т. Согласно «Справочнику потерь…» эти четыре «Ила» потопили баржу «Дордоне», причем не торпедами, а бомбами.
Еще хуже пришлось другому германскому конвою, в составе которого был «летучий голландец» танкер «Продромос», а также транспорт «Хельга», тральщик и два катера. В 11 ч. 55 м. по конвою безуспешно выпустила торпеды подводная лодка М-111 (командир — капитан-лейтенант М.И. Хомяков). Далее конвой отразил два удара пикировщиков, два — топмачтовиков и один — торпедоносцев «Бостон». Тем не менее конвой дошел до порта назначения без потерь.
На следующий день в 11 ч. 45 м. в 68 милях юго-западнее мыса Херсонес был обнаружен конвой, направлявшийся к берегам Румынии. Уже через 5 минут с аэродрома Сокологорное на перехват вылетели восемь «Бостонов» 13-го гдбап[17]. Их целью был конвой в составе румынских транспортов «Альба Юлия» (5708 брт) и «Данубиус» (1489 брт), шедших в охранении эсминца «Марашти», канонерки «Гикулеску», охотника Uj.104 и моторного тральщика В.216. Однако еще до подхода самолетов конвой был атакован подводной лодкой. Увидев след торпеды, приближавшейся с левого траверза, «Гикулеску» резко отвернула и сбросила глубинные бомбы по расчетному месту нахождения подводной лодки. На поверхности появилось масляное пятно. В 12 ч. 25 м. — 12 ч. 28 м. подводную цель атаковал немецкий охотник. Появившиеся пузыри воздуха немцы приняли за признак гибели лодки. Видимо, это была Л-6.
Прошло меньше часа с момента уничтожения подводной лодки, как над конвоем появились самолеты. При приближении к цели семерка топмачтовиков А-20Ж (еще один осуществлял фотоконтроль) разделилась: три «Бостона» атаковали «Марашти», а четыре других, несмотря на присутствие трех Ме-110, выбрали своей целью «Юлию». В момент выхода на дистанцию сброса бомб транспорт начал маневр уклонения вправо, из-за чего все бомбы разорвались в 5–15 м по носу. Учитывая, что каждый топмачтовик нес всего по восемь ФАБ-100, их близкие разрывы не дали большого эффекта. Смелость наших пилотов обошлась дорого — два «Бостона» были сбиты зенитной артиллерией и погибли вместе с экипажами.
Более успешным оказался удар шестерки Пе-2, атаковавшей конвой около 14 ч. 30 м. Пе-2 последовательно пикировали с высоты 2000 до 1300 м и сбросили на транспорт по три ФАБ-250 и одной ФАБ-100 каждый. В ходе этой атаки судно получил два прямых попадания, еще несколько бомб разорвались рядом.
Почти одновременно (в 14 ч. 24 м.) конвой был атакован четырьмя гвардейскими Ил-4. По донесению летчиков, их торпеды поразили «Альбу Юлию», но на самом деле они прошли мимо.
Тем не менее «Альба Юлия» находилась в весьма плачевном состоянии: из-за подводных пробоин она начала валиться на борт и потеряла ход. Спустя некоторое время крен достиг 30º. Находившихся на борту румынских солдат охватила паника, многие из них начали прыгать за борт — судьба парохода была бы предрешена, если бы ему не пришли на помощь вовремя появившиеся эсминцы «Регина Мария» и «Регеле Фердинанд». Своими мощными водоотливными средствами им удалось откачать воду и уменьшить крен до 9º, в то время как экипаж заводил пластыри. Корабли охранения, летающие лодки «Дорнье», как и суда направлявшегося в Севастополь конвоя (танкер «Оссаг», военные транспорты КТ-25, КТ-26), занялись спасательными работами, однако не менее 500 человек из 4000 эвакуируемых утонуло или погибло от переохлаждения.
Для повторного налета по злополучному конвою вылетели еще четыре гвардейских Ил-4 и пять А-20Ж из 36-го авиаполка. Самолеты производили бомбометание с высоты 2000 м, стремясь попасть в «Альбу Юлию», шедшую на буксире эсминца.
В донесении гвардейцы «потопили» «Альбу» и еще сторожевой катер.
Тем не менее эсминец отбуксировал «Альбу» в порт Констанцу и посадил на мель. Однако ввести судно в строй до окончания боевых действий румынам так и не удалось.
22 апреля в результате многочисленных бомбовых и торпедных атак авиации 13-го гвардейского авиаполка (18 А-20Ж), 5-го гвардейского авиаполка (3 Ил-4), 8-го гвардейского штурмового авиаполка (23 Ил-2), 47-го штурмового авиаполка (24 Ил-2), 6-го гвардейского авиаполка (26 Як-9) был тяжело поврежден танкер «Оссаг» вместимостью 2793 брт. Он вез в Севастополь 270 т топлива и 150 т пресной воды. На следующий день, 23 апреля, немцы сами уничтожили танкер (ш. = 44º16'; д. = 32º55'). Кто из перечисленных самолетов нанес решающие повреждения «Оссаг», сейчас установить невозможно.
24 апреля с 9 ч. 05 м. до 13 ч. 41 м. шесть торпедоносцев Ил-4 5-го гмтап, три бомбардировщика Пе-2 40-го авиаполка, пять А-20Ж 36-го авиаполка и пять Ил-4 5-го гмтап с бомбами в сопровождении восьми истребителей 43-го авиаполка нанесли четыре последовательных удара по конвою (транспорт в 3000 т, два транспорта по 1300–1500 т, сторожевой корабль, две быстроходные десантные баржи, неопознанное судно и четыре сторожевых катера) в 100 милях западнее Севастополя. «Бостоны» 36-го авиаполка потопили сторожевой корабль.
Бомбардировщики Ил-4 повредили транспорт в 1500 т. Торпедоносцы Ил-4 потопили транспорт в 3000 т. (На самом деле торпеды прошли мимо.) Два Ил-4 столкнулись в воздухе после того, как один из них получил попадание снаряда зенитной артиллерии. Самолеты упали в море. Три человека из экипажей спустились на парашютах. Один Ил-4 был подбит зенитной артиллерией и сел на воду в 20 милях западнее мыса Тарханкут. Самолет потонул, а экипаж плавал в море на надувной лодке. С 13 ч. 44 м. до 17 ч. 25 м. один Ил-4 5-го гмтап и с 15 ч. 55 м. до 17 ч. 50 м. два самолета-истребителя вели поиск экипажа Ил-4 и наводили на него торпедный катер Г-5, который подобрал плававших летчиков.
26 апреля совершил свой последний вылет 36-й мтап. Его матчасть (самолеты А-20Ж) была передана 13-му гдбап, а личный состав убыл на переформирование, чтобы с конца июня 1944 г. войти в состав Северного флота.
2 мая с 9 ч. 45 м. до 15 ч. 30 м. пять торпедоносцев Ил-4 5-го гмтап, девять самолетов 13-го гвардейского авиаполка в сопровождении 10 истребителей 7-го авиаполка летали для уничтожения вражеского конвоя. В районе 90 миль западнее мыса Херсонес они нанесли удар по конвою (транспорт в 5000 т, транспорт в 2500 т, эсминец, шесть быстроходных десантных барж и шесть катеров) и потопили транспорт в 2500 т и сторожевой катер. Один самолет был подбит зенитным огнем в районе цели и сгорел, экипаж погиб. Три Ил-4, встретив противодействие пяти самолетов противника, задание не выполнили.
На обратном пути в 85 милях западнее Херсонесского маяка три Ил-4 обнаружили три транспорта: в 5000 т, в 1200 т и в 1000 т, а также сторожевой катер и три быстроходные десантные баржи. «Илы» атаковали конвой, но сами были атакованы в лоб двумя Me-110 и, отказавшись от преследования противника, с торпедами возвратились на свой аэродром. В воздушном бою наши истребители сопровождения сбили один Me-109.
Увы, и здесь все потери оказались на бумаге. Причем ни потерь, ни даже повреждений неприятельских судов 2 мая нет даже в «Справочнике потерь…».
В отечественной печати периодически появляется информация о том, что 10 мая в ходе эвакуации немецких войск из Крыма наши торпедоносцы потопили два самых крупных германских транспорта — «Тотила» (2773 брт) и «Тейя» (2770 брт). Однако оба транспорта на самом деле были потоплены нашими бомбардировщиками и штурмовиками.
Правда, утром 10 мая семь торпедоносцев Ил-4 5-го гмтап вылетели на бомбардировку конвоя, в который входил «Тейя». Три торпедоносца были высотными, а остальные — низкими. Высотники должны были помешать маневрированию транспорта и обеспечить выход в атаку низких торпедоносцев. Однако низким торпедоносцам не удалось найти конвой, и три из них сбросили торпеды на несколько паромов типа «Зибель». Торпеды прошли мимо, но летчики доложили о потоплении «сухогрузной баржи в 800 т». Почему не сбросил торпеду четвертый низкий Ил-4 — неясно.
Высотные же «Илы» нашли «Тейю». Были сброшены три парашютные торпеды, но, как уже говорилось, попадание высоких торпед по одиночной малоразмерной цели маловероятно, и все три торпеды ушли даже не мимо «Тейи», а неведомо куда.
Всего в ходе операции по освобождению Крыма от немцев Ил-4 5-го гмтап совершили 80 вылетов с торпедами и сбросили 64 торпеды, из которых было не менее 8 высоких. Но, увы, ни одного реально подтвержденного попадания торпед не было!
Что же касается 13-го гвардейского дальнебомбардировочного авиаполка, то его «Бостоны» совершили 253 вылета, но торпед с собой не брали.
По германским данным, с начала эвакуации 12 апреля из 230 тыс. человек 17-й армии на материк немецким и румынским флотом были вывезены 130 тыс. человек, за то же время самолетами люфтваффе — еще 21457 солдат. А число убитых и пропавших без вести в Крыму в период с 8 по 13 мая составило всего 57 500 человек (31 700 немцев и 25 800 румын).
В свою очередь Совинформбюро заявило, что в ходе боев за Крым в плен было взято 61 587 солдат и офицеров противника.
Разница в цифрах объясняется, с одной стороны, традиционным враньем Совинформбюро — попробуйте-ка по его сводкам посчитать общее число германских потерь в личном составе и технике за 1941–1945 гг., так будет больше, чем во всех армиях мира за тот период. А с другой стороны, кроме немцев и румын в Крыму были десятки тысяч бывших советских граждан, служивших в различных военных и полувоенных формированиях вермахта. Их немцы не включали в списки потерь регулярных войск, а наши в сводках записывали в немцы.
8 итоге можно сказать, что немцы в целом грамотно провели эвакуацию своих войск из Севастополя в условиях абсолютного превосходства противника как на море, так и в воздухе. Наши же торпедоносцы действовали, увы, неэффективно. Главной же причиной неудачных действий Черноморского флота в целом является отказ от использования крупных надводных кораблей — линкора, крейсеров и эсминцев. Всякая болтовня о том, что крупные корабли берегли для дальнейших операций, мягко говоря, «детский лепет на лужайке». Любому краснофлотцу было ясно, что после взятия Севастополя до окончания боевых действий в Черном море оставалось несколько недель, и линкор с крейсерами больше нигде не понадобятся.
9 сентября 1944 г. у нас официально считается датой прекращения боевых действий на Черном море. 5-й гмтап участвовал в боевых действиях до последнего дня, причем уже с крымских аэродромов. Однако после эвакуации Крыма торпеды более не применялись, а Ил-4 использовали для минных постановок, бомбардировок морских и сухопутных целей, а также для разведки.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.