«НЕ ДАТЬ ФРИЦАМ УЙТИ!»

К 1 января 1945 г. в составе 1-го гвардейского минно-торпедного авиаполка состояло 16 самолетов-торпедоносцев А-20Ж и девять Ил-4, базировавшихся на аэродромах Паневежис и Паланга. В 51-м минно-торпедном авиаполку состояло 24 самолета А-20Ж, базировавшихся на аэродромах Паневежис и Гражданка. Кроме того, в резерве находилось 12 самолетов Ил-2 и 16 самолетов А-20Ж.


Первый успех в новом году был достигнут торпедоносцами 14 января. В этот день, согласно «Хронике…», с 12 ч. 10 м. до 14 ч. 10 м. четыре «Бостона» 51-гомтап (дваторпедоносца и два топмачтовика) летали для уничтожения вражеских транспортов, обнаруженных авиаразведкой в Балтийском море. В 13 ч. 17 м. торпедоносцы были наведены разведчиком Пе-2 на два транспорта противника в 30 милях к северу от маяка Риксхэфт (ш. = 55º20'; д. = 18º 15'), шедшие под охраной подводной лодки курсом 360º. В 13 ч. 19 м. торпедоносец и топмачтовик (летчики — лейтенант Борисов и младший лейтенант Кулинич) атаковали и повредили торпедой транспорт в 5000 т. Два других самолета, пилотируемые младшими лейтенантами Репиным и Мифтахутдиновым, атаковали и потопили торпедой транспорт в 9000 т. Экипажи других самолетов и самолетов-истребителей наблюдали попадание торпеды, взрыв и потопление транспорта.
Огнем зенитной артиллерии был сбит самолет младшего лейтенанта Мифтахутдинова.
На самом деле в этом бою был потоплен только один транспорт, оцененный летчиками в 9000 т. Им оказался транспорт «Мими Хорн-П» вместимостью 2211 брт. Он и стал первой победой торпедоносцев в 1945 г.
На следующий день, 15 января, в 10 ч. 40 м. в 36 милях северо-восточнее маяка Риксхэфт (ш. = 55º17'; д. = 19º04') авиаразведка обнаружила конвой противника — три транспорта и подводная лодка, шедший курсом 40º. В 13 ч. 26 м. на уничтожение этого конвоя вылетели четыре «Бостона» 51-го мтап (два торпедоносца и два топмачтовика) под прикрытием Як-9 14-го иап. В 14 ч. 50 м. в 23 милях к северо-востоку от маяка Риксхэфт (ш. = 55º05'; д. = 18º50') самолеты обнаружили конвой противника в составе трех транспортов и подводной лодки, шедший в строе кильватера курсом 130º со скоростью 6 узлов, и нанесли по нему удар. В результате атаки прямым попаданием двух торпед, одной ФАБ-500 и одной ФАБ-250 были потоплены два транспорта (5000 т и 4000 т) и поврежден транспорт в 4000 т, на котором отмечен взрыв (предположительно, и этот транспорт был потоплен). Результаты удара наблюдали все экипажи торпедоносцев и Як-9.
В «Справочнике потерь» говорится о «не вполне достоверном» потоплении транспортов в 5000 и 4000 т. Согласно германским данным, 15 января были потоплены торпедами только два рыболовных траулера «Fedinandt» вместимостью 286 брт и «Doggerbank» вместимостью 257 брт.

Германский вооруженный рыболовный траулер 212
С 18 по 28 января летчики-торпедоносцы ежедневно вылетали на крейсерство, но каждый раз были вынуждены поворачивать с полдороги из-за плохих метеоусловий.
29 января шесть «Бостонов» 51-го мтап (торпедоносцев и топмачтовиков) двумя группами с 17 ч. 45 м. до 19 ч. 15 м. под прикрытием девяти Як-9 21-го иап летали для нанесения удара по транспортам противника, обнаруженным к западу от порта Либава самолетами-разведчиками. В 18 ч. 04 м. два торпедоносца и два топмачтовика (ведущий — младший лейтенант Богачев) атаковали конвой противника (шесть транспортов в охранении миноносца, трех тральщиков, сторожевого корабля и восьми быстроходных десантных барж) в 23 милях к юго-западу от Либавы (ш. = 56º18'; д. = 20º25'), шедший курсом 240º со скоростью 4 узла. Транспорт в 8000 т был потоплен, а другой транспорт в 7000 т поврежден.
Два торпедоносца А-20Ж (ведущий — майор Орленко) в 18 ч. 45 м. атаковали этот же конвой в точке с координатами ш. = 56º27; д. = 20º16' и двумя торпедами потопили два транспорта в 6000 и 5000 т. Огнем зенитной артиллерии с неприятельских кораблей был поврежден самолет младшего лейтенанта Кулинича, который на одном моторе привел самолет и благополучно сел на свой аэродром.
Один торпедоносец 51-го мтап с 18 ч. 43 м. до 19 ч. 37 м. летал для нанесения удара по этому же конвою, но из-за плохой погоды задания не выполнил и возвратился на аэродром с торпедой.
На самом деле в этот день потопленным оказался лишь один транспорт, оцененный летчиками в 8000 т. Это была германская плавбаза подводных лодок «Мемель».
Как видим, летчики исправно докладывали о больших успехах, которые затем озвучивал по московскому радио важным голосом Юрий Левитан.
Вот несколько выдержек из сообщений Совинформбюро тех дней:
За 16 января: «Авиация Краснознаменного Балтийского флота в Балтийском море потопила два транспорта противника водоизмещением 14 000 тонн и сторожевой корабль…»
За 17 января: «Авиация Краснознаменного Балтийского флота потопила в южной части Балтийского моря вражеский транспорт водоизмещением 7000 тонн…»
И так почти каждый день. 28 января, например, летчики 51-го полка потопили на подходе к Мемелю транспорт противника с живой силой и техникой. Все самолеты вернулись на свой аэродром, не имея серьезных повреждений. 29 января были потоплены три транспорта общим водоизмещением 16 000 т и самоходный понтон.
Газета «Правда» 2 февраля 1945 г. опубликовала статью «Транспорты идут на дно». Вот выдержка из нее: «…Разведка вновь обнаружила большой караван противника, вышедший из порта Либава. Он состоял из 6 транспортов и кораблей охранения в составе миноносца, сторожевого корабля, трех тральщиков и восьми быстроходных десантных барж. Через несколько минут в воздух начали подниматься торпедоносцы 51-го минно-торпедного авиаполка, находящиеся в повышенной готовности. Первым вылетело звено, ведомое командиром звена Богачевым. Противник открыл сильный заградительный огонь. У самолета младшего лейтенанта Кулинича еще на подходе к цели прямым попаданием снаряда был подбит один мотор. Казалось, катастрофа неизбежна, но это не остановило отважного летчика. На одном работающем моторе, в сложных метеоусловиях, маневрируя на малой высоте, молодой, без достаточного опыта, торпедоносец Виктор Кулинич сближается с целью, выходит на выгодные курсовые углы и поражает транспорт. А затем приводит поврежденный самолет на свой аэродром и благополучно производит посадку. Младший лейтенант Богачев атаковал головной, тяжело груженный транспорт и пустил его на дно.
Вторая пара командира звена Репина и летчика Полюшкина атаковала крупный транспорт, который шел в центре конвоя. От прямого попадания бомб и торпед транспорт загорелся и затонул.
Через 40 минут, в сумерках, в воздух поднялись еще два торпедоносца: ведущий — командир полка Орленко (штурман Сазонов, начальник связи Быков) и ведомый — командир эскадрильи Макарихин. Когда экипажи подошли к цели, то караван уже расстроился. Часть судов осталась подбирать плавающих на обломках людей, остальные полным ходом пошли на юго-запад. Цели распределились так: ведущий атаковал головной транспорт, шедший в первой группе разделившегося конвоя, и потопил его. Макарихин атаковал концевой транспорт второй группы. Его атака тоже увенчалась успехом.
И только наступление темноты и сгустившийся над морем туман помешали полному разгрому вражеского конвоя».
5 февраля с 12 ч. 03 м. до 13 ч. 48 м. восемь самолетов А-20Ж 51-го мтап (четыре торпедоносца и четыре топмачтовика) под прикрытием восемнадцати Як-9 9-го иап летали для уничтожения противника в Данцигской бухте. Четыре торпедоносца (ведущий — старший лейтенант Макарихин) потопили два транспорта по 7000 т каждый, а два топмачтовика (ведущий — лейтенант Башаев) — танкер в 4000 т.
Увы, на самом деле вместо четырех судов общим водоизмещением 18 000 т нашим летчикам удалось потопить 5 февраля лишь германскую плавбазу SAT-15 вместимостью 322 брт.
13 февраля летчик Носов совершил таран вражеского транспорта. Вот как это описывает Орленко: «В 13 часов 34 минуты 13 февраля тишину аэродрома потряс гул моторов, и тяжело нагруженные самолеты один за другим поднялись в воздух. Штурман ведущего самолета лейтенант Г.А. Чернышев дал летчику курс в точку встречи с конвоем, ведомые быстро пристроились к ведущему, а сзади и немного выше их, насколько позволяла высота облачности, заняли свое место истребители прикрытия — звено Як-9 под командованием старшего лейтенанта Готальского из 21-го истребительного полка. Мы, как говорится, всегда понимали друг друга с полуслова, и сейчас истребители не заставили себя ждать.
Доразведку цели мы на этот раз не проводили. Самолет-разведчик Пе-2 летчика Топанова, обнаружившего конвой, оставался над целью. Теперь в его задачу входило навести на нее ударную группу и зафиксировать результат атаки. Так что осечки быть не могло.
В точке боевого развертывания по команде «Приготовиться к атаке!» группа рассредоточилась попарно. Фоменко избрал головной транспорт, а Колташенко обеспечивал ему выход в атаку. Еникеев нацелился на концевой. Это был двухтрубный, двухмачтовый пароход. Его борта всего на 2–3 метра возвышались над водой — видимо, загрузили его гитлеровцы до предела, везя подкрепление потрепанным в Курляндии дивизиям.
По команде «Атака!» Носов прибавил обороты двигателей, вышел вперед Еникеева. Заметались, замельтешили темные фигурки на палубах, и оттуда навстречу самолетам хлынул огненный ливень. Пересекаясь и расходясь, вокруг самолета роились яркие трассы автоматических пушек «эрликонов», вспухали разрывы зенитных снарядов, из воды вставали гигантские водяные столбы. Бросая самолет вверх и вниз, из стороны в сторону, Носов поливал палубы кораблей пулеметными очередями и стремительно приближался к намеченной точке сброса бомб. Нужно было во что бы то ни стало сблизиться настолько, чтобы сбросить именно там, не дальше и не ближе… Еще несколько секунд, и судьба транспорта будет решена.
До ощетинившегося выстрелами вражеского корабля оставалось метров 700, когда от прямого попадания снаряда загорелся «Бостон» Носова. Он вспыхнул сразу, словно факел, и летчик направил свой горящий факел с бомбами прямо в борт корабля. Огромный столб пламени и дыма поднялся вверх, и транспорт водоизмещением 8000 тонн стал быстро оседать на корму. Опускающийся черный дым, как траурным покрывалом, прикрыл останки героев, а суровая Балтика приняла их в свои объятия.
Никто не знает слов, которыми, как последними рукопожатиями, обменялись в разъединенных кабинах горящего самолета Виктор Носов и его славные соратники. Никто не знает, что сказал командир своему экипажу и что ответили ему штурман Александр Егошин и стрелок-радист Федор Дорофеев. Но тот, кто сражался в одном строю с Носовым над седыми волнами Балтики, тот слышал эти слова сквозь грохот боя:
— Если подобьют над целью, пойду на таран!
Это был первый таран транспорта тяжелым самолетом за все предшествующие годы Великой Отечественной войны. Героический экипаж В. Носова в своем шестом боевом вылете исполнил священный долг перед Родиной.
В том бою Фоменко потопил еще один транспорт, а Колташенко — сторожевой корабль. Но радость победы была омрачена, и они с болью в сердце всматривались в серые волны Балтики, где нашли последний приют их боевые друзья».
Любопытно, что в «Справочнике потерь…» за 13 февраля говорится лишь о двух транспортах в 10 000 и 6000 т, потопленных «не вполне достоверно». На самом деле в этот день был потоплен лишь один германский военный транспорт. Им оказался «Н-27», бывший французский пароход «Сан Матео». После войны он был обнаружен польскими аквалангистами в точке с координатами ш. = 59º23'; д. = 18º58'.
14 февраля самолет-разведчик в точке с координатами ш. = 55º10'; д. = 19º12' обнаружил конвой противника в составе двух транспортов и сторожевого корабля, следовавший на запад.
Командующий ВВС флота приказал выслать на уничтожение этих кораблей два торпедоносца, которые были в готовности к вылету на крейсерский полет. В 9 ч. 45 м. два самолета А-20Ж 51-го мтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап вылетели с аэродрома Паланга в указанную точку, но обнаружили там только один транспорт, который и был атакован двумя торпедами. Однако из-за большой волны «торпеды хода не имели», и атака оказалась безрезультатной.
В 9 ч. 55 м. на повторный удар вылетели еще четыре самолета (два торпедоносца и два топмачтовика) под прикрытием четырех Як-9 и обнаружили в точке ш. = 55º00'; д. = 19º20' транспорт и три сторожевых корабля, шедших курсом 270º. В 11 ч. 20 м. самолеты с двух направлений атаковали транспорт. Сброшенные торпеды при ударе о гребни волн не пошли и потонули, а бомбы легли с недолетом.
В 11 ч. 00 м. с аэродрома Паланга вылетела третья группа — два торпедоносца и два топмачтовика под прикрытием восьми Як-9 и восьми Ла-7. Торпедоносцы и топмачтовики наводились разведчиками 15-го орап. В море у одного топмачтовика отказал левый мотор, и он вынужден был возвратиться на аэродром. В 11 ч. 39 м. самолеты обнаружили транспорт и три корабля охранения, шедшие в западном направлении, и, разделившись на две группы, атаковали транспорт с двух бортов, но сброшенные торпеды опять не пошли и потонули. Одна ФАБ-250 попала в корму транспорта и вызвала большой пожар. Транспорт получил повреждения, но оставался на плаву. Ввиду ухудшения погоды командующий ВВС флота приказал временно полеты авиации прекратить.
15 февраля на выходе из Данцигской бухты самолет Пе-2 обнаружил вражеский конвой в составе семи транспортов, двух миноносцев и четырех сторожевых кораблей. Командующий ВВС флота решил нанести по нему торпедно-бомбовый удар.
С 15 ч. 38 м. до 15 ч. 40 м. вылетели 14 самолетов А-20Ж 51-го мтап (семь торпедоносцев и семь топмачтовиков) под прикрытием шестнадцати Як-9 9-го иап и восьми Як-9 21-го иап, один самолет наведения и два Як-9 15-го орап для фотографирования результатов удара. Торпедоносцы имели по одной торпеде 45–36АН, а топмачтовики — по четыре бомбы ФАБ-250 каждый. Самолеты поднялись в воздух и, установив связь, направились к цели. В 15 ч. 53 м. один А-20Ж из-за неисправности мотора возвратился на аэродром.
По данным самолета наведения, ударная группа точно вышла к цели и в 16 ч. 53 м. атаковала конвой противника. Первая группа из четырех «Бостонов» (ведущий — капитан Макарихин) атаковала головной транспорт в 8000 т, в который попали две торпеды и две бомбы. Транспорт взорвался и через 2 минуты потонул. Вторая группа из пяти А-20Ж (ведущий — капитан Борисов) атаковала середину конвоя и прямыми попаданиями торпед и бомб потопила два транспорта в 6000 и 8000 т. Третья группа из четырех самолетов (ведущий — капитан Мещерин) атаковала концевые корабли и потопила транспорт в 6000 т и один тральщик.
Корабли противника вели сильный зенитный огонь и повредили один торпедоносец, который произвел вынужденную посадку на воду в 30 милях северо-западнее мыса Брюстерорт. Самолет потонул, а экипаж выбрался в резиновую шлюпку. Остальные самолеты в 17 ч. 49 м. сели на своем аэродроме.
Тринадцать торпедоносцев 1-го гмтап в течение суток летали на крейсерские полеты на коммуникациях противника. Один торпедоносец обнаружил в точке с координатами ш. = 54º38; д. = 18º54 конвой противника в составе транспорта, двух сторожевых катеров и подводной лодки и атаковал его торпедой. Транспорт в 8000 т был потоплен. Десять торпедоносцев не обнаружили кораблей противника, а два самолета из-за неисправности матчасти прекратили полеты. Все самолеты вернулись с задания на все аэродромы.
Однако западные источники не говорят о потоплении хотя бы одно судна в этот день.
15 февраля 51-й минно-торпедный авиаполк с аэродрома Паневежис перебазировался на аэродром Паланга.
16 февраля два самолета А-20Ж 1-го гмтап летали на крейсерство на коммуникациях противника. В 13 ч. 14 м. топмачтовик А-20Ж обнаружил в районе маяка Хела (ш. = 54º43'; д. = 18º46') вражескую подводную лодку и сбросил на нее бомбы, но безуспешно. Второй самолет в Данцигской бухте обнаружил транспорт и атаковал его торпедой, но при ударе о воду торпеда переломилась и потонула.
В 14 ч. 40 м. три торпедоносца А-20Ж и два топмачтовика 51-го мтап под прикрытием десяти Як-9 21-го иап в 3 милях севернее маяка Хела сбросили на транспорт и два сторожевых катера три торпеды, одну ФАБ-500 и одиннадцать ФАБ-250, однако попаданий в транспорт не было. Одна бомба попала в сторожевой катер, и он затонул.
В 15 ч. 40 м. два А-20Ж 1-го гмтап (ведущий — старший лейтенант А.Е. Скрябин) на подходах к порту Пиллау обнаружили транспорт в 5000 т и два сторожевых корабля, шедшие на запад. Самолеты зашли с двух направлений и сбросили торпеду и две ФАБ-250. По донесению экипажей, бомбы в цель не попали, а торпеда попала в корму транспорта, взорвалась, и транспорт вскоре затонул. Им оказался транспорт «Эрна» водоизмещением 100 т.
В это же время истребители прикрытия встретили два Ju-52, летевшие на малой высоте, атаковали и сбили их.
17 февраля два А-20Ж (ведущий — капитан[20] А.Е. Скрябин) вылетели в южную часть Балтийского моря с задачей поиска и уничтожения транспортов противника. Метеоусловия были сложными: низкая облачность (высота нижней кромки 100–200 м), отдельные снежные заряды, видимость менее 3–5 км.
В 16 ч. 45 м. в Данцигской бухте экипаж ведущего обнаружил конвой в составе четырех транспортов и пяти кораблей охранения (большая часть из них располагалась в головной части конвоя). «Быстро оценив обстановку, Скрябин решил атаковать торпедой замыкающий транспорт, около которого находился только один сторожевой корабль. Торпеда, сброшенная при курсовом угле 90º левого борта с дистанции 500 м, попала в носовую часть транспорта. Ведомый топмачтовик успешно атаковал концевой корабль охранения. Ограниченные условия видимости и низкая облачность не позволили противнику вести эффективный зенитный огонь по атакующим самолетам. В итоге удара атакованные транспорт (8000 т) и сторожевой корабль были потоплены.
Высокие результаты атаки объясняются правильной оценкой обстановки и выбором для атаки концевых кораблей, вблизи которых зенитный огонь был наиболее слабым»{33}.
Итак, действия торпедоносца 17 февраля 1945 г. стали хрестоматийными и вошли в книгу, «рассчитанную налетный состав СА и ВМФ». Каков же результат атаки? Согласно «Справочнику потерь…» транспорт в 8000 т был потоплен «не вполне достоверно». Что же касается «Хроники…», то там говорится: «Два самолета-торпедоносца (51 мтап) под прикрытием четырех Як-9 летали на повторный удар потому же конвою, но на подходе к цели были атакованы пятью самолетами ФВ-190; не сбрасывая бомб, наши самолеты возвратились на свой аэродром»{34}.
18 февраля четыре А-20Ж 51-го мтап (два торпедоносца и два топмачтовика) под прикрытием восьми Як-9 во второй половине дня летали для уничтожения вражеских кораблей на коммуникациях в Балтийском море. В 12 ч. 00 м. в районе Данцигской бухты самолеты обнаружили и безуспешно атаковали транспорт и тральщик противника.
В 18 ч. 35 м. четыре А-20Ж 51-го мтап под прикрытием восьми Як-9 в 20 милях северо-западнее мыса Брюстерорт атаковали конвой противника в составе четырех транспортов, тральщика и сторожевого корабля. Сброшенные две торпеды, две ФАБ-250 и две ФАБ-500 в корабли противника не попали.
Два «Бостона» 1-го гмтап (торпедоносец и топмачтовик), крейсируя на подходах к порту Пиллау, встретили и атаковали конвой противника (4транспорта, 2 миноносца и 5 сторожевых кораблей). Были потоплены два транспорта в 8000 т и 10 000 т, увы, опять «не вполне достоверно».
4 марта А-20Ж 51-го мтап (торпедоносец и топмачтовик) под прикрытием двух Як-9 21-го иап производили крейсерские полеты на коммуникациях противника. В 9 ч. 45 м. в точке с координатами ш. = 54º38'; д. = 19º08' самолеты обнаружили конвой противника в составе трех транспортов, двух сторожевых кораблей и тральщика. Летчик младший лейтенант Щекачев топмачтовым способом атаковал головной транспорт в 5000 т. По донесению экипажей, две ФАБ-250 попали в цель, взорвались, и транспорт потонул. Атака торпедоносца не удалась — торпеда не сбросилась. Огнем корабельной зенитной артиллерии самолет Щекачева был подбит и произвел вынужденную посадку на воду. Самолет и экипаж погибли, остальные самолеты возвратились на свой аэродром.
В тот же день два торпедоносца и один топмачтовик 51-го мтап вылетели для уничтожения этого же конвоя и в 12 ч. 11 м. атаковали транспорт в 3000 т в 7 милях южнее полуострова Хела (ш. = 54º20'; д. = 18º48'). Экипажи наблюдали попадание одной торпеды в носовую часть транспорта. Второй торпедоносец атаки не производил. Бомбы с топмачтовика в цель не попали. Все самолеты возвратились на свой аэродром.
Четыре А-20Ж 51-го мтап под прикрытием двенадцати Як-9 21-гоиапс 11 ч. 17 м. до 13 ч. 17 м. летали на крейсерство по маршруту маяк Брюстерорт — маяк Хела, ш. = 54º57'; д. = 18º45', ш. = 55º25'; д. = 20º20'. Кораблей и транспортов противника они не обнаружили. Один Як-9 был сбит огнем зенитной артиллерии и упал в море.
Увы, потопленные в этот день суда не попали даже в «Справочник потерь…». Естественно, нет о них упоминаний и в западных источниках.
6 марта в 10 ч. 10 м. шесть А-20Ж 51-го мтап (три торпедоносца и три топмачтовика) в сопровождении самолета наведения в 20 милях севернее маяка Брюстерорт (ш. = 55º17'; д. = 19º48') парами атаковали вражеский конвой (4 транспорта, 4 тральщика, 6 быстроходных десантных барж, миноносец и 5 сторожевых катеров), шедший курсом 230º со скоростью 5 узлов. Два транспорта в 5000 т и 7000 т были повреждены.
В это время другая группа того же состава и того же полка с самолетом наведения в 15 милях к северу от маяка Брюстерорт (ш. = 55º42'; д. = 19º55') нанесла удар по транспорту. Но из-за облачности летчики результата атаки не наблюдали.
В 12 ч. 40 м. два торпедоносца А-20Ж 1-го гмтап в 13 милях северо-западнее маяка Брюстерорт нанесли повторный удар по этому же конвою и потопили два транспорта по 6000 т каждый. Оба самолета были повреждены сильным артиллерийским огнем с кораблей противника, но благополучно сели на своем аэродроме.
И на сей раз все «утопления» «не вполне достоверны».
Зато в «Справочнике потерь…» сказано, что советской авиацией «достоверно потоплен» германский эсминец Z-28 и дается ссылка на справочник Грёнера. Ну что ж, это отличный трофей, эсминец, построенный в 1939–1941 гг. Полное водоизмещение 3519 т, основное вооружение: четыре 150-мм пушки и восемь 533-мм торпедных аппаратов. Справочник же Грёнера весьма авторитетен, и ошибки там встречаются довольно редко. Но отсутствие в «Справочнике потерь…» указания на номер части, самолеты которой потопили Z-28, меня насторожило, и я лезу за справочником Грёнера в мой дальний шкаф в коридоре. А там все как в анекдоте про армянское радио: все так и было, действительно, Z-28 был в 23 ч. 00 м. 6 марта 1945 г. потоплен на Засницком рейде, но, увы, английской авиабомбой.
Утром 9 марта три торпедоносца А-20Ж 1-го гмтап в сопровождении шести истребителей 21-го иап из-за снегопада возвратились на свой аэродром, а три торпедоносца 51-го мтап под прикрытием шести Як-9 21-го иап целей не нашли и тоже возвратились.
В 9 ч. 44 м. три торпедоносца А-20Ж 51-го мтап под прикрытием шести Як-9 21-го иап в точке с координатами ш. = 55º07'; д. = 19º32' безуспешно атаковали два транспорта и сторожевой корабль противника. Семь торпедоносцев того же полка группами по четыре и три самолета в сопровождении тринадцати Як-9 из-за плохой видимости возвратились.
В тот же день два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап под прикрытием шести Як-9 21-го иап, по данным воздушной разведки, вылетели в район маяка Хела. В 12 ч. 00 м. в 12 милях северо-восточнее маяка они атаковали конвой в составе шести транспортов, двух миноносцев, пяти сторожевых кораблей и подводной лодки. Самолет лейтенанта Скрябина атаковал торпедой и потопил транспорт в 7000 т, а самолет младшего лейтенанта Васина атаковал топмачтовым способом другой транспорт в 7000 т и тоже потопил его. Третий самолет атаковал и потопил сторожевой корабль, а у четвертого самолета не сбросилась торпеда. Потопление двух транспортов и одного сторожевого корабля было подтверждено аэрофотосъемкой и экипажами истребителей сопровождения. Все самолеты благополучно возвратились на свой аэродром.
Еще четыре топмачтовика под прикрытием шести Як-9 21-го иап вылетели для атаки этого же конвоя, но из-за снегопада возвратились.
Согласно «Справочнику потерь…» 9 марта летчики 1-го гмтап севернее маяка Хела потопили «достоверно» два транспорта водоизмещением по 7000 т. Западные источники упоминают лишь о транспорте «Borbek» вместимостью 6002 брт, потопленном в этом месте.
18 марта в 7 ч. 55 м. самолет-разведчик донес по радио об обнаружении в 7 ч. 50 м. двух групп конвоя противника: первая — в 20 милях севернее маяка Риксхэфт (ш. = 55º 10'; д. = 18º22') — 3 транспорта, сторожевой корабль и 2 сторожевых катера, шедших курсом 210º со скоростью 7 узлов; вторая — в 23 милях на север от маяка Риксхэфт (ш. = 55º12'; д. = 18º32') — 4 транспорта, сторожевой корабль и сторожевой катер. Эта группа следовала курсом 180º со скоростью 6 узлов.
В 9 ч. 11 м. три торпедоносца и три топмачтовика 51-го мтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап вылетели для атаки вражеского конвоя, но цели по маршруту не обнаружили и из-за недостатка горючего у истребителей в 12 ч. 10 м. возвратились на аэродром.
В 10 ч. 33 м. 10 торпедоносцев 51-го мтап под прикрытием десяти Як-9 21-го иап и в 10 ч. 39 м. четыре торпедоносца 51-го мтап под прикрытием четырех истребителей вылетели для нанесения совместного удара с ранее вылетевшими самолетами Пе-2 по конвою противника, обнаруженному в 7 ч. 48 м. В 11 ч. 42 м. десять торпедоносцев в 20 милях от маяка Стило(ш. = 54º50';д. = 17º10') догнал и концевую группу конвоя (3 транспорта, 2 тральщика и 2 сторожевых катера) и атаковали ее. Был потоплен транспорт в 6000 т и поврежден транспорт в 4000 т. Четыре самолета 1-го гмтап, не обнаружив цели, в 12 ч. 55 м. возвратились на свой аэродром.
В 14 ч. 49 м. четыре торпедоносца и пять топмачтовиков 1-го гмтап под прикрытием 16 истребителей Як-9 21-го иап вылетели для атаки конвоя противника, обнаруженного в 11 ч. 42 м. Но этот конвой самолеты не нашли, зато случайно обнаружили другой конвой (3 транспорта, 3 сторожевых корабля, тральщик и сторожевой катер), шедший курсом 90º. В 15 ч. 40 м. самолеты атаковали этот конвой севернее маяка Стило (ш. = 54º58'; д. = 17º35'). Две торпеды попали в транспорт в 10 000 т, и он затонул. Кроме того, были потоплены два сторожевых корабля.
В 17 ч. 20 м два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап и 51-го мтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап вылетели для нанесения повторного удара по конвою. В 18 ч. 10 м. севернее маяка Риксхэфт самолеты атаковали конвой противника и двумя торпедами потопили головной транспорт в 6000 т, что было подтверждено экипажами истребителей прикрытия.
Согласно «Справочнику потерь…» в этот день летчики 51-го мтап потопили транспорт в 10 000 т достоверно, транспорт в 6000 т достоверно, сторожевой корабль «не вполне достоверно» и катер-тральщик в 600 т достоверно. Из западных источников известно лишь о потоплении катера-тральщика R-227 водоизмещением 148 т, а также транспорта RO-9 «Orin» вместимостью 1722 брт.
19 марта в 14 ч. 43 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап, по данным воздушной разведки, вылетели для уничтожения конвоя противника в Балтийском море. В 16 ч. 10 м. северо-западнее маяка Иерсхефт (ш. = 55º00'; д. = 15º45') они обнаружили и атаковали конвой в составе шести транспортов, девяти сторожевых кораблей и сторожевого катера, шедших курсом 90º со скоростью 6 узлов. Младший лейтенант Масальцев прямым попаданием бомбы ФАБ-500 потопил сторожевой корабль. Летчики Подьячев и Волочанский, первый — торпедой, второй — бомбами потопили транспорт в 10 000 т. Майор Меркулов торпедой потопил транспорт в 12 000 т. Потопление транспортов противника было подтверждено аэрофотосъемкой. Огнем корабельной зенитной артиллерии был сбит самолет майора Меркулова. В 17 ч. 34 м. самолеты возвратились на свой аэродром.
В 18 ч. 55 м. два торпедоносца и два топмачтовика 51-го мтап под прикрытием двух Як-9 21-го иап вылетели для повторного удара по этому же конвою, но его не нашли и возвратились на свой аэродром.
В «Справочнике потерь…» говорится о потоплении транспортов в 10 000 и 12 000 достоверно и сторожевого корабля в 600 т «не вполне достоверно». В западных источниках подтверждений не найдено.
Примерно в эти дни 51-го мтап перебазировался поближе к месту боев, на аэродром Грабштейн. Как писал И.Ф. Орленко: «Собственно говоря, никакого аэродрома в нашем обычном понимании здесь никогда не было. Просто выбрали довольно ровный участок заброшенных полей на границе Литовской ССР с Восточной Пруссией в тридцати километрах юго-восточнее Мемеля, выкорчевали мешающий кустарник и отдельные деревца, разровняли и выложили металлическими полосами взлетно-посадочную полосу необходимой длины. Для жилья, командного пункта, столовой, складов и других служб построили добротные землянки.
Да, хлебнули мы тогда лиха! С каким удовольствием мы вспоминали аэродром в Паневежисе, с его уютными жилыми коттеджами, с бетонной взлетной полосой… А тут, в середине марта, когда мы сюда перебазировались, почва уже раскисла, рулежные дорожки сразу же оказались разбитыми. Металлическая взлетная полоса выручала лишь наполовину. При взлете и посадке самолеты, казалось, не катятся по дорожке, а форсируют водную преграду. Машины забрасывало грязью, ее не успевали счищать с механизмов подъема и выпуска шасси, что создавало предпосылки к летным происшествиям. Не было элементарных условий для ремонта и подготовки машин к полетам. Боекомплект подвозили к самолетам вручную, протаскивая его по бездорожью вместе с погрязшей по самые ступицы колес машиной. Плакаты «Все силы — Родине!», развешенные в общежитиях, мы воспринимали теперь только в прямом смысле, потому что трудились действительно на пределе физических сил»{35}.
Согласно «Справочнику потерь…» 22 марта «авиацией КБФ», то есть без указания типа самолета и номера части, в порту Готенхофен был потоплен «достоверно» германский учебный корабль «Шлезвиг-Гольштейн». Это был броненосец постройки 1905–1908 гг., из последней серии дредноутных кораблей кайзеровского флота. Водоизмещение его составляло около 17 000 т, главный калибр: четыре 280/40-мм орудий.
В «Хронике…» же за 20–23 марта нет ни слова о налетах на «Шлезвиг-Гольштейн», да и вообще в выпуске «Хроники…» за 1945 год «Шлезвиг-Гольштейн» ни разу не упоминается. Что же касается Тренера, то у него сказано: 18 декабря 1944 г. британская авиация потопила «Шлезвиг-Гольштейн» в Готенхофене, а затем он был поднят и 21 марта 1945 г. затоплен своей командой.
Согласно же «Хронике…» 22 марта вылетевшие, поданным воздушной разведки, три торпедоносца и три топмачтовика 51-го мтап (ведущий — капитан Макарихин) под прикрытием четырех Як-9 21-го иап в 11 ч. 15 м. в районе м. Хела (ш. = 54º32'; д. = 18º50') атаковали конвой противника в составе восьми транспортов, четырех сторожевых кораблей и двух тральщиков, шедших курсом 160º со скоростью 4 узла. Капитан Макарихин торпедой потопил транспорт в 7000 т, летчики Шклярский и Мартынов двумя ФАБ-250 повредили два транспорта по 8000 т. Летчик-истребитель капитан Сушкин в бою с двумя истребителями FW-190 сбил один из них. Огнем корабельной зенитной артиллерии противника был сбит один наш самолет. Результаты атаки подтверждены аэрофотосъемкой и экипажами истребителей сопровождения.
С 16 ч. 26 м. до 18 ч. 23 м. четыре торпедоносца и четыре топмачтовика 1-го гмтап и 51-го мтап двумя группами по четыре самолета под прикрытием десяти Як-9 21-го иап и 14 гиап летали на повторные удары по конвою противника, но из-за тумана возвратились и произвели посадку на своем аэродроме.
В 11 ч. 20 м. и 11 ч. 22 м. вылетевшие, по данным воздушной разведки, шесть торпедоносцев и шесть топмачтовиков 1-го гмтап и 51-го мтап (ведущие — старший лейтенант Шишков и лейтенант Башаев) под прикрытием десяти Як-9 21-го иап двумя группами с разных направлений атаковали северо-западнее маяка Стило (ш. = 55º17'; д. = 17º16') конвой противника в составе восьми транспортов, трех сторожевых кораблей и двух тральщиков, шедших в двухкильватерной колонне со скоростью 5 узлов.
Старший лейтенант Шишков прямым попаданием торпеды потопил транспорт в 7000 т, младший лейтенант Панов попаданием ФАБ-500 потопил второй транспорт в 4000 т, младший лейтенант Васин попаданием ФАБ-250 потопил сторожевой корабль, лейтенант Башаев попаданием торпеды потопил третий транспорт в 6000 т, лейтенант Репин прямым попаданием торпеды потопил четвертый транспорт в 6000 т, лейтенант Кулинич бомбой ФАБ-250 потопил сторожевой корабль. Потопление четырех транспортов и одного сторожевого корабля было подтверждено фотосъемкой, потопление другого сторожевого корабля подтвердили экипажи торпедоносцев и истребителей. Кроме того, результаты атаки были подтверждены контрольной разведкой самолетами разведывательного авиаполка. В районе цели один наш самолет был сбит огнем зенитной артиллерии с кораблей противника.
В «Справочнике потерь…» после потопления «Шлезвиг-Гольштейна» следуют потопленные суда: транспорт в 7000 т — достоверно, транспорт в 4000 т — не вполне достоверно, сторожевой корабль в 600 т — достоверно, транспорт в 6000 т — достоверно, сторожевой корабль в 600 т — не вполне достоверно, транспорт в 6000 т — достоверно, а транспорт в 4000 т — не вполне достоверно. Западные источники говорят лишь о гибели 22 марта транспорта «Франкфурт» вместимостью 1186 брт.
24 марта в 14 ч. 52 м. шесть А-20Ж (три торпедоносца и три топмачтовика) 1-го гмтап (ведущий — капитан Гурьянов) под прикрытием двух Як-9 21-го иап севернее маяка Риксхэфт (ш. = 55º02'; д. = 18º26') атаковали конвой противника в составе пяти транспортов, миноносца, трах сторожевых кораблей, шедших курсом 340º со скоростью 6 узлов. Капитан Гурьянов потопил транспорт в 4000 т, а атаки остальных самолетов оказались безрезультатными.
В 15 ч. 16 м. три торпедоносца и два топмачтовика 51-го мтап (ведущий — старший лейтенант Борисов) под прикрытием четырех Як-9 21-го иап северо-восточнее маяка Хела (ш. = 54º50'; д. = 19º00') атаковали конвой противника в составе двух транспортов, миноносца, двух сторожевых кораблей и двух сторожевых катеров, шедших курсом 340º со скоростью 6 узлов. Младший лейтенант Назаренко потопил транспорт в 3500 т, старший лейтенант Башаев потопил сторожевой корабль, а атаки остальных самолетов были безуспешными.
В 16 ч. 32 м. три торпедоносца и топмачтовик 51-го мтап (ведущий — старший лейтенант Богачев) под прикрытием пяти Як-9 21-го иап севернее банки Штольпе (ш. = 55º07'; д. = 16º58') атаковали конвой противника в составе шести транспортов, двух танкеров, миноносца и шести тральщиков, шедших в строю трехкильватерной колонны курсом 110 со скоростью 6 узлов. Лейтенант Пизник потопил сторожевой корабль.
В 19 ч. 00 м. торпедоносец и два топмачтовика 51-го мтап (ведущий — капитан Мещерин) под прикрытием двух Як-9 21-го иап северо-восточнее маяка Стило (ш. = 55º01'; д. = 18º03') атаковали конвой противника (6 транспортов, 5 тральщиков, 2 сторожевых катера и сторожевой корабль), шедший в строе кильватерной колонны курсом 270º со скоростью 6 узлов. Лейтенанты Ермошкин и Полюшкин прямым попаданием бомб потопили транспорт в 3000 т.
В 19 ч. 45 м. торпедоносец и топмачтовик 51-го мтап (ведущий — лейтенант Астукевич) под прикрытием двух истребителей 21-го иап севернее банки Штольпе (ш. = 55º05'; д. = 16º42') атаковали конвой противника (два транспорта, сторожевой корабль и подводная лодка), шедший курсом 90º. Лейтенант Астукевич торпедой потопил подводную лодку противника. Потопление транспортов и боевых кораблей подтверждалось экипажами боевой авиации и истребителями сопровождения.
В течение дня вылетали еще две группы наторпедно-бомбовый удар по конвоям противника. Из них одна группа — 4 торпедоносца 51-го мтап — из-за плохой видимости возвратилась, а вторая группа — 2 торпедоносца 51-го мтап под прикрытием двух Як-9 21-го иап в 19 ч. 37 м. севернее маяка Стило (ш. = 55º00'; д. = 17º45') была атакована четырьмя истребителями противника. Сбросив боезапас в воду, наши самолеты ушли на свою территорию.
Согласно «Справочнику потерь…» 24 марта все суда потоплены торпедами «не вполне достоверно», а западные подтверждения вообще отсутствуют.
25 марта, поданным авиаразведки, вылетели два А-20Ж (торпедоносец и томпачтовик) 1-го гмтап, пилотируемые лейтенантами Чистяковым и Голованским. Их прикрывали два истребителя Як-9. В 14 ч. 10 м. в 7 милях севернее маяка Стило «Бостоны» атаковали конвой в составе четырех транспортов, двух сторожевых кораблей и тральщика. Им удалось потопить концевой транспорт в 12 000 т. Однако об этом успехе сведения отсутствуют даже в «Справочнике потерь…».
В 14 ч. 50 м. два других торпедоносца и два топмачтовика из 1-го гмтап (ведущий — капитан Гурьянов) в 31 миле северо-западнее маяка Стило атаковали второй немецкий конвой в составе четырех транспортов, двух сторожевых кораблей, тральщика и быстроходной десантной баржи, шедший курсом 100º со скоростью 3 узла. В ходе атаки капитан Гурьянов потопил транспорт в 8000 т, младший лейтенант Солдатенко — второй транспорт в 8000 т и младший лейтенант Можакин потопил сторожевой корабль. Потопление всех кораблей было подтверждено экипажами истребителей сопровождения и аэрофотосъемкой. По «Справочнику потерь…», оба транспорта потоплены достоверно, а сторожевой корабль — «не вполне».
Одновременно в воздух были подняты четыре «Бостона» 51-го мтап (ведущий — лейтенант Репин). Как обычно, два «Бостона» были торпедоносцами, а два — топмачтовиками. Прикрытие осуществляли четыре истребителя Як-9. В 50 милях севернее маяка Иерсхефт эта группа в 15 ч. 46 м. атаковала немецкий конвой (5 транспортов, миноносец и 3 сторожевых корабля), шедший курсом 270º со скоростью 3 узла. Лейтенант Кулинич и младший лейтенант Ермошкин бомбами потопили концевой транспорт в 6000 т. Потопление наблюдали летчики-истребители прикрытия и самолет-разведчик из 51-го мтап.
В тот же день вылетела еще одна такая же группа из четырех «Бостонов» 51-го мтап (ведущий — лейтенант Астукевич). В 15 ч. 53 м. группа атаковала конвой в составе девяти транспортов, миноносца, двух сторожевых кораблей и трех тральщиков, шедших курсом 260º со скоростью 4 узла. Торпедоносец младшего лейтенанта Петрова и топмачтовик младшего лейтенанта Балакина потопили головной транспорт в 8000 т. Атака второй пары «Бостонов» была безуспешной.
Согласно «Справочнику потерь…» 25 марта летчики 51-го мтап потопили достоверно транспорт в 5000 т и плавучий док, а транспорт в 8000 т — «не вполне достоверно».
26 марта в 7 ч. 12 м. в 33 милях юго-западнее Либавы самолет-разведчик 15-го орап обнаружил конвой противника (два транспорта, два сторожевых корабля и два тральщика), шедший курсом 40º со скоростью 6 узлов. С 8 ч. 36 м. до 8 ч. 46 м. 11 самолетов Ил-2 47-го шап двумя группами в сопровождении 12 истребителей 9-го иап, 20 самолетов Ил-2 8-го гшап четырьмя группами в сопровождении 24 истребителей 12-го иап с двумя самолетами наведения нанесли бомбово-штурмовой удар по обнаруженному конвою противника в 22 милях юго-западнее Либавы. К этому времени состав конвоя увеличился на один танкер. В результате удара был потоплен танкер в 6000 т, транспорт в 4000 т и сторожевой корабль. В районе цели самолеты были обстреляны сильным зенитным огнем и атакованы четверкой истребителей противника. Один Ил-2 был подбит и сделал вынужденную посадку в 4 км восточнее конвоя. Истребители сопровождения в воздушном бою сбили самолет противника FW-190.
В 9 ч. 08 м. этот же конвой был атакован двумя торпедоносцами и двумя топмачтовиками 51-го мтап. Потоплены сторожевой корабль и тральщик, а транспорт в 5000 т получил повреждения. Огнем корабельной зенитной артиллерии был сбит один наш самолет.
В 9 ч. 40 м. три торпедоносца и три топмачтовика 51-го мтап под прикрытием двух Як-9 21-го иап атаковали в том же месте оставшиеся на плаву корабли конвоя — горящий транспорт в 5000 т, тральщик и три сторожевых катера. В результате атаки транспорт был потоплен.
В 10 ч. 24 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап в 20 милях северо-западнее маяка Риксхэфт (ш. = 55º08'; д. = 184º07') атаковали конвой противника в составе трех транспортов, четырех тральщиков и сторожевого корабля, шедших курсом 270º со скоростью 5 узлов. Летчик Скрябин торпедой потопил транспорт в 4000 т.
В 10 ч. 49 м. торпедоносец и топмачтовик 51-го мтап под прикрытием двух Як-9 21-го иап атаковали в 94 милях к западу от маяка Паппензее конвой противника (два транспорта, два тральщика и три сторожевых корабля), шедший курсом 270º со скоростью 4 узла. Летчики Кулинич и Ермошкин потопили транспорт в 2000 т, что подтверждалось фотосъемкой.
В 12 ч. 46 м. торпедоносец и топмачтовик 1-го гмтап с самолетом наведения 51-го мтап в 48 милях северо-западнее маяка Риксхэфт (ш. = 55º37'; д. = 18º01') атаковали конвой противника в составе трех транспортов, миноносца и двух сторожевых кораблей, шедших курсом 120º. Летчик Подъячев прямым попаданием торпеды потопил транспорт в 10 000 т, что подтвердил экипаж самолета наведения.
С 17 ч. 00 м. до 17 ч. 12 м. семь торпедоносцев и пять топмачтовиков 1-го гмтап и 51-го мтап под прикрытием восьми Як-9 21-го иап в 28 милях северо-западнее маяка Стило (ш. = 55º00'; д. = 17º00') атаковали легкий крейсер и транспорт, шедшие курсом 120º в охранении трех миноносцев, трех сторожевых кораблей и четырех тральщиков. Но из-за плохой видимости экипажи результата атаки не наблюдали. Наши самолеты были обстреляны огнем корабельной зенитной артиллерии.
Согласно «Справочнику потерь…» летчики 51-го мтап потопили сторожевой корабль в 600 т — достоверно, катерный тральщик R-145 водоизмещением 155 т — достоверно, транспорт в 5000 т — достоверно, транспорт в 2000 т — не вполне достоверно. Соответственно летчики 1-го гмтап потопили: транспорт в 4000 т — достоверно и транспорт в 10 000 т — «не вполне достоверно».
Во исполнение приказания командующего Балтийским флотом о нанесении бомбово-штурмовых ударов по крейсерам и миноносцам противника у мыса Хела в Данцигской бухте командующий ВВС флота в ночь на 2 апреля приказал командиру 8-й минно-торпедной дивизии «при первой летной погоде перебазировать 10 самолетов-торпедоносцев с аэродрома Грабштейн на аэродром Эльбинг в оперативное подчинение командира 9-й штурмовой авиадивизии для нанесения совместного удара по вражеским крейсерам и эсминцам». Дело в том, что германские крупные надводные корабли с конца 1944 г. регулярно обстреливали части Красной армии, и делали это весьма эффективно. Армейская дальнобойная артиллерия у нас отсутствовала, а надводные корабли от эсминца и выше отстаивались в Кронштадте.
8 апреля с 9 ч. 11 м. до 12 ч. 16 м. шесть торпедоносцев и пять топмачтовиков 1-го гмтап под прикрытием восьми Як-9 21-го иап, поданным авиаразведки, летали для уничтожения кораблей противника в Балтийском море. В 10 ч. 52 м. самолеты обнаружили в 29 милях северо-восточнее о. Борнгольм (ш. = 55º25'; д. = 15º50') конвой противника в составе четырех транспортов, миноносца, сторожевого корабля, двух танкеров и быстроходной десантной баржи. Самолеты трижды пытались выйти в атаку, но из-за сильного тумана были вынуждены вернуться на свой аэродром, не выполнив задачи.
С 10 ч. 35 м. до 10 ч. 40 м. шесть торпедоносцев и четыре топмачтовика 51-го мтап под прикрытием восьми Як-9 21-го иап и 27 бомбардировщиков Пе-2 12-го гвардейского бомбардировочного авиаполка под прикрытием тридцати Як-9 14-го гиап атаковали в 6 милях северо-восточнее маяка Хела (ш. = 54º41'; д. = 18º55') два крейсера, эсминец и три миноносца противника, шедшие курсом 310º. Бомбардировщики Пе-2 потопили эсминец и повредили крейсер. Атака торпедоносцев была безуспешной. Самолеты были обстреляны огнем корабельной зенитной артиллерии.
Согласно «Справочнику потерь…» эсминец водоизмещением в 1800 т был потоплен «достоверно». Для пущей достоверности сообщается о «прямом попадании ФАБ-250 в среднюю часть корабля». Увы, найти оный в списке немногочисленных германских эсминцев не удалось. Как уже говорилось, если судьба какого-нибудь небольшого транспорта сейчас на Западе и вызывает споры, то время и место гибели крупных кораблей, включая эсминцы, хорошо известны.
9 апреля с 9 ч. 36 м. до 12 ч. 09 м. 12 торпедоносцев и бомбардировщиков под прикрытием четырнадцати Як-9 21-го иап, по данным авиаразведки, тремя группами летали на торпедно-бомбовый удар по вражеским транспортам в Балтийском море. Первая группа (два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап) из-за плохой видимости в районе поиска транспортов не обнаружили и возвратились на свой аэродром.
В 10 ч. 47 м. вторая группа (два торпедоносца и три топмачтовика 1-го гмтап) в 26 милях северо-западнее маяка Стило (ш. = 55º10'; д. = 17º20') обнаружила и атаковала конвой противника в составе четырех транспортов и тральщика, шедших курсом 280º со скоростью 6 узлов. Транспорт в 6000 т был поврежден. В районе цели самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии. Один наш самолет не возвратился на аэродром.
В 11 ч. 07 м. третья группа (три торпедоносца и три топмачтовика 51-го мтап) атаковали этот же конвой в точке с координатами ш. = 55º08'; д. = 17º22'. В результате попадания двух торпед и бомб были повреждены теплоход в 8000 т и транспорт в 4000 т. Два самолета из этой группы из-за плохой погоды и видимости в районе цели в атаку не вышли — торпедоносец сел на своем аэродроме с торпедой, а топмачтовик сбросил бомбы на полигоне.
В 14 ч. 50 м. 37 бомбардировщиков Пе-2 12-го гвардейского бомбардировочного авиаполка под прикрытием 22 истребителей Як-9 14-го гиап бомбардировали корабли и транспорты противника (6 транспортов и 20 других кораблей) в районе маяка Хела и повредили два транспорта в 5000 и 6000 т.
В 15 ч. 03 м. по этим кораблям был произведен повторный удар тремя торпедоносцами 1-го гмтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап. В результате попадания торпеды был потоплен транспорт в 6000 т. Через две минуты после удара торпедоносцев неприятельские корабли и транспорты были безуспешно атакованы пятью топмачтовиками 51-го мтап в сопровождении пяти истребителей Як-9 21-го иап.
Согласно «Справочнику потерь…» 9 апреля достоверно был потоплен транспорт «Альберт Янсен» вместимостью 5446 брт. Однако, по справочнику Понтера Штейнвега, его потопила британская авиация.
11 апреля в течение дня 16 торпедоносцев 1-го гмтап, 23 торпедоносца 51-го мтап, все типа А-20Ж, под прикрытием 28 истребителей Як-9 21-го иап группами летали на торпедно-бомбовый удар по вражеским транспортам в Балтийском море, обнаруженным авиаразведкой.

Комбинированный удар авиации Балтийского флота по кораблям и транспортам противника 9 апреля 1945 г.
В 10 ч. 20 м. первая группа (два торпедоносца и два топмачтовика 51-го мтап) в 60 милях севернее Штольпмюнде (ш. = 55º35'; д. = 16º55') атаковала вражеский конвой (пять транспортов, сторожевой корабль и быстроходная десантная баржа), шедший курсом 60º. Попаданием одной ФАБ-250 один транспорт был поврежден.
В 14 ч. 19 м. вторая группа (два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап) вновь атаковала конвой противника в точке с координатами ш = 55º45'; д = 17º40'. Был потоплен транспорт в 5000 т. В районе цели наши самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии. Один торпедоносец не вернулся на аэродром.
В 14 ч. 56 м. в точке с координатами ш. = 55º50'; д. = 17º55' конвой был безуспешно атакован третьей группой (три торпедоносца и пять топмачтовиков 51-го мтап). Самолеты попали под сильный огонь корабельной зенитной артиллерии, один торпедоносец сбит.
В 18 ч. 20 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап нанесли четвертый удар по конвою в точке с координатами ш. = 55º50º; д. = 18º10' и потопили транспорт в 4000 т и сторожевой корабль. Один торпедоносец был сбит огнем корабельной зенитной артиллерии.
В 10 ч. 25 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап в 25 милях северо-западнее маяка Нерсхефт (ш. = 54º55'; д. = 16º 10') безуспешно атаковали четыре транспорта, шедшие курсом 260º.
В 18 ч. 06 м. два торпедоносца и два топмачтовика 51-го мтап в 40 милях северо-западнее маяка Риксхефт (ш. = 55º26'; д. = 17º47') атаковали конвой противника в составе четырех транспортов, сторожевого корабля и тральщика, шедших курсом 90º. При этом транспорт в 3000 т был поврежден.
В 18 ч. 18 м. один торпедоносец и два топмачтовика 51-го мтап в 30 милях северо-западнее маяка Риксхеф (ш. = 55º 18'; д. = 17º55') безрезультатно атаковали конвой противника в составе двух транспортов, миноносца и тральщика, шедших курсом 80º. Самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии, при этом один торпедоносец сбит.
Согласно «Справочнику потерь…» в этот день, 11 апреля, было потоплено два транспорта по 4000 т, причем один «достоверно», а другой — «не вполне». Кроме того, был потоплен тральщик М-376 полным водоизмещением 775 т. Потопление этого тральщика подтверждается и справочником Тренера.
12 апреля с 10 ч. 50 м. до 10 ч. 52 м. три торпедоносца и семь топмачтовиков 51-го мтап двумя группами под прикрытием четырех Як-9 21-го иап в 50 милях северо-западнее Штольпмюнде (ш. = 55º20'; д. = 16º 13') атаковали конвой противника в составе трех транспортов и сторожевого корабля, шедших курсом 250º. Транспорт в 10 000 был поврежден. В районе цели самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии. Один самолет не вернулся на аэродром.
В 11 ч. 58 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап под прикрытием двух Як-9 21-го иап с самолетом наведения в 52 милях северо-западнее маяка Риксхэфт (ш. = 55º40'; д. = 17º58') атаковали конвой противника в составе танкера, транспорта, двух сторожевых кораблей, шедших курсом 260º. Танкер в 10 000 т, транспорт в 6000 т и сторожевой корабль были потоплены.
В 12 ч. 14 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап под прикрытием двух Як-9 21-го иап в 62 милях северо-западнее Штольмпюнде (ш. = 55º40'; д. = 16º00') атаковали конвой противника в составе двух транспортов и двух сторожевых кораблей, шедших курсом 265º, были потоплены транспорт в 8000 т и сторожевой корабль. Один торпедоносец был сбит огнем корабельной зенитной артиллерии.
Согласно «Справочнику потерь…» 12 апреля танкер в 10 000 т и транспорт в 6000 т оказались потоплены «не вполне достоверно», а транспорт в 8000 т — вполне достоверно. Кроме того, было «не вполне» потоплено два сторожевых корабля по 600 т каждый.
13 апреля с 10 ч. 13 м. до 10 ч. 15 м. три торпедоносца А-20Ж и четыре топмачтовика А-20Ж 1-го гмтап и 51-го мтап под прикрытием четырех Як-9 21-го иап двумя группами по три и по четыре самолета в 40 милях северо-западнее маяка Стило (ш. = 55º20'; д. = 17º02') обнаружили и атаковали конвой противника в составе четырех транспортов, сторожевого корабля и двух тральщиков, шедших курсом 280º. Потоплено два транспорта по 8000 т. В районе цели самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии, два торпедоносца сбито.
Согласно «Справочнику потерь…» потопили два транспорта по 8000 т, причем один «достоверно», а другой — «не вполне».
22 апреля с 8 ч. 13 м. до 16 ч. 35 м. семь самолетов 1-го гмтап и двенадцать самолетов 51-го мтап группами по три-четыре машины летали на торпедно-бомбовый удар по вражеским транспортам в Балтийском море. В 8 ч. 51 м. два торпедоносца и два топмачтовика 51-го мтап в 13 милях восточнее маяка Хела (ш. = 54º37'; д. = 19º12') атаковали конвой противника в составе транспорта, быстроходной десантной баржи, самоходного парома и сторожевого катера, шедших курсом 270% и потопили быстроходную десантную баржу и самоходный паром. Атаки остальных групп самолетов оказались безрезультатны. Самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии, при этом сбито два самолета 51-го мтап и два самолета 1-го гмтап, летчик одного из них был спасен специально вылетевшим самолетом ПБН-1.
Истребители Як-9 21-го иап произвели 22 самолето-вылета на сопровождение торпедоносцев и топмачтовиков в Балтийском море.
Согласно «Справочнику потерь…» достоверно были потоплены быстроходная десантная баржа в 350 т и паром типа «Зибель»в 150 т.
24 апреля, по данным авиаразведки, минно-торпедная и штурмовая авиация Балтийского флота в течение дня нанесла ряд ударов по конвоям противника. Двенадцать торпедоносцев 1-го гмтап и 51-го мтап четверками под прикрытием шести Як-9 21-го иап летали на торпедно-бомбовые удары по вражескому конвою (два транспорта, три быстроходные десантные баржи, четыре сторожевых катера и две мотошхуны), обнаруженному 6 6 ч. 25 м. в районе маяка Риксхэфт.
Первая четверка самолетов 51-го мтап в 10 ч. 23 м. атаковала конвой противника в 20 милях севернее маяка Стило (ш. = 55º07'; д. = 17”45'), но корабли противника поставили дымовые завесы, поэтому наши летчики результата атаки не наблюдали.
Вторая четверка самолетов 1-го гмтап атаковала конвой в 12 ч. 05 м. Был потоплен транспорт в 4000 т и повреждена быстроходная десантная баржа.
Третья четверка самолетов 51-го мтап нанесла удар по конвою в 13 ч. 08 м., потопив еще один вражеский транспорт в 4000 т и тральщик.
Самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии, при этом один наш самолет сбит, а второй получил повреждение.
В течение дня 24 апреля 19 самолетов 1-го гмтап и 51-го мтап группами по три-четыре машины в сопровождении 10 истребителей Як-9 21-го иап летали для уничтожения вражеских конвоев юго-западнее о. Готланд. В 14 ч. 06 м. два торпедоносца и два топмачтовика 51-го мтап в 32 милях восточнее маяка Эланд-Сэдра-Удде (ш. = 56º15'; д. = 17º30') атаковали конвой противника (2 транспорта, 2 сторожевых корабля, 2 тральщика и сторожевой катер), шедший курсом 30, и потопили транспорт в 4000 т и сторожевой корабль. Сильным огнем корабельной зенитной артиллерии был поврежден один самолет, который при посадке на свой аэродром сгорел.
В 14 ч. 44 м. три торпедоносца и один топмачтовик 1-го гмтап в 34 милях юго-восточнее маяка Эланд-Сэдра-Удде атаковали конвой противника в составе четырех транспортов, танкера, трех сторожевых кораблей, трех тральщиков и двух быстроходных десантных барж, шедших курсом 210º. При этом транспорт в 6000 т был потоплен, а транспорт в 4000 т поврежден. Самолеты были обстреляны сильным огнем корабельной зенитной артиллерии, один торпедоносец поврежден.
В 16 ч. 53 м. два торпедоносца и два топмачтовика 1-го гмтап в 52 милях восточнее маяка Эланд-Сэдра-Удде атаковали конвой противника (транспорт, сторожевой корабль, тральщик и два сторожевых катера), шедший курсом 80º.
Был поврежден транспорт в 6000 т. Сильным огнем корабельной зенитной артиллерии один самолет был сбит. Два самолета не возвратились на свой аэродром.
В 17 ч. 30 м. два торпедоносца и топмачтовик 1-го гмтап в 46 милях восточнее маяка Эланд-Сэдра-Удде безуспешно атаковали конвой противника (три транспорта, два сторожевых корабля и тральщик).
Остальные четыре самолета 51-го мтап неприятельских конвоев не обнаружили и возвратились на свой аэродром.
Согласно «Справочнику потерь…» в этот день потоплено два транспорта по 4000 т, тральщик и сторожевой корабль, но «не вполне достоверно», и лишь транспорт в 6000 т потоплен вполне достоверно восточнее о. Эланд. Западные же источники не подтверждают ни одного из этих потоплений.
В мае 1945 г. на Балтике продолжалось применение торпедоносцев, оснащенных бортовыми поисковыми РЛС. Так, 27 апреля с 18 ч. 02 м. до 20 ч. 02 м. самолет А-20Ж 1-го гмтап, оборудованный радиолокационной установкой, производил крейсерский полет в Балтийском море. В 10 ч. 00 м. в районе маяка Риксхэфт (ш. = 55º08'; д. = 17º50') самолет атаковал транспорт в 4000 т, шедший в составе конвоя из трех транспортов и четырех сторожевых кораблей курсом 90º, но торпеда потонула, не дойдя до цели.
Та же картина повторилась и 28 апреля. С 8 ч. 30 м. до 10 ч. 45 м торпедоносец 1-го гмтап с радиолокационной установкой производил крейсерский полет в Балтийском море. В 10 ч. 04 м. в 17 милях на северо-запад от маяка Риксхэфт (ш. = 55º06'; д. = 18º10') самолет обнаружил и атаковал танкер противника, но из-за плохой видимости результата атаки не наблюдал.
Оного танкера, увы, нет даже в «Справочнике потерь…».
Непонятная история произошла 3 мая. Согласно «Хронике…»: в 17 ч. 38 м. два торпедоносца и четыре топмачтовика 51-го мтап под прикрытием восьми Як-9 21-го иап северо-восточнее о. Рюген обнаружили и атаковали четыре транспорта и тральщик. Атака производилась двумя группами по головному и второму транспортам. В результате прямого попадания одной ФАБ-250 был потоплен транспорт в 3000 т. Один торпедоносец, поврежденный огнем корабельной зенитной артиллерии, возвратился с торпедой{36}.
Более никаких торпедоносцев и бомбардировщиков А-20Ж в тот день не летало. Однако в «Справочнике потерь…» говорится о потоплении шестеркой А-20Ж 51-го мтап огромного транспорта «Штеттин» водоизмещением в 22 тысячи тонн!
Следующим в списке идет линейный корабль «Шлезиен», потопленный 4 мая на рейде Свинемюнде двадцатью тремя «Бостонами» из 51-го мтап и 56-ю штурмовиками Ил-2 из 7-го гшап. Замечу, что «Шлезиен» — это однотипный со «Шлезвиг-Гольштейном» броненосец кайзеровского флота, а при Гитлере он был учебным кораблем.

Линкор «Шлезиен»
О самой же атаке «Шлезиена», думаю, интереснее рассказать очевидцу: «И вот, наконец, приказ из штаба дивизии: нанести торпеднобомбовый удар по линкору «Шлезиен» и уничтожить его. Приказ по-военному краток и лаконичен, но мыто знали, что стояло за такой краткостью. Это орудия главного калибра «Шлезиена» наносили нашим войскам наибольший урон. Кроме того, на нем проходили подготовку морские специалисты, которые затем пополняли команды немецких кораблей. Право, линкор заслужил чести быть потопленным в первую очередь.
Поскольку, как я уже говорил, мы ждали этого приказа, выработка решения на бой не отняла много времени. В соответствии с разработанной в штабе дивизии схемой, я принял решение выделить из состава 1-й и 3-й эскадрилий по одному торпедоносцу и по четыре топмачтовика. Именно в этих эскадрильях на этот день было больше всего исправных машин, а также более опытных экипажей. Мы знали, что на рейде Свинемюнде глубины небольшие, поэтому основным средством поражения избрали авиабомбы крупного калибра. Я уже отмечал выше, что наша торпеда при сбросе ныряет на глубину до 20 метров, а там, где стоял «Шлезиен», она не превышала десяти. Тем не менее дивизионные специалисты настаивали испробовать в качестве эксперимента авиационные торпеды 45–36-АН, и мы приняли решение подвесить на ведущие самолеты торпеды.
При проведении этой операции мы решили применить еще одну тактическую новинку. Для вывода ударных и обеспечивающих групп в район цели и управления ими в период атаки было решено поднять экипаж командира 2-й эскадрильи капитана Ф.Н. Макарихина (без боевой нагрузки), которому предстояло осуществлять функцию командного пункта в воздухе. Как показали события, этот прием полностью себя оправдал. На принятое решение штаб оформил приказ и составил плановую таблицу, а я поставил боевую задачу экипажам.
Для нанесения удара по линкору устанавливался такой порядок движения групп самолетов: штурмовики идут впереди торпедоносцев и топмачтовиков на удалении 1,5–2 километра и, рассредоточившись, наносят удар по кораблям, которые могут своим огнем помешать выполнению задачи ударным группам.
В 10.30 утра аэродром наполнился гулом моторов. Двенадцать стремительных и ярких Як-9 — истребители прикрытия — под командованием майора Усыченко дружно взяли старт и исчезли в голубом небе. За ними ушел в воздух экипаж Макарихина и тут же парами взлетели 24 «горбатых», как любя называли мы Ил-2. За ними поднимались две наши пятерки: от 1-й эскадрильи ведущий старший лейтенант В. Фоменко — с торпедой, ведомыми у него топмачтовики И. Смоляное, Н. Линник, А. Горбушкин и В. Астукевич. Они не скрылись из глаз, а на взлет уже пошли самолеты из пятерки 3-й эскадрильи: ведущий Герой Советского Союза старший лейтенант М. Борисов — с торпедой и четыре топмачтовика: В. Кулинич, В. Мартынов, Ф. Косенко и Н. Ефремиев. Они взлетели красиво, крыло в крыло, словно на параде, и в сердце невольно вселилась надежда на успех операции. Через час ударные группы вышли с северо-востока на рейд Свинемюнде. Еще издали опознали линкор «Шлезиен», находившийся в дрейфе. Сразу же весь рейд ощетинился вспышками выстрелов. По курсу торпедоносцев вставали водяные столбы от разрывов снарядов главного калибра. Штурмовики с ходу начали обстрел кораблей, стремясь подавить зенитный огонь. По команде «Приготовиться к атаке!», поданной с самолета управления, звенья Фоменко и Борисова заняли исходные позиции на указанном им боевом курсе. И вот команда «Атака!». Топмачтовики развили скорость до максимальной и, вырвавшись вперед торпедоносцев, с дистанции 250–300 метров сбросили бомбы. Из атаки пришлось выходить перескакивая через цели, прижимаясь к самой воде, маневрируя по направлению. Фоменко и Борисов сбросили торпеды с дистанции 800–1000 метров, левым отворотом вышли из атаки и направились в заранее обусловленную зону сбора.
В целом атака прошла успешно, но, к сожалению, не без потерь с нашей стороны. Полутонная бомба, сброшенная младшим лейтенантом Н. Линником, угодила в «Шлезиен» и на нем возник пожар. Однако при прохождении над линкором самолет взорвался в воздухе от прямого попадания снаряда. Вместе с Линником смертью храбрых погибли штурман младший лейтенант В. Залезин и стрелок-радист сержант С.А. Спиридонов. Лейтенант В. Кулинич атаковал стоявший рядом с линкором транспорт в 6000 тонн и прямым попаданием ФАБ-1000 потопил его. Летчики И. Смоляное и Н. Ефремцев избрали мишенью транспорт водоизмещением в 8000 тонн, было отмечено попадание в него двух бомб крупного калибра. Лейтенант А. Горбушкин метко поразил бомбой тральщик, который тотчас же затонул. Два экипажа из группы Борисова из-за технических неисправностей были вынуждены с полпути возвратиться на аэродром и в атаке не участвовали. Хода торпед Фоменко и Борисова и попадания их в линкор не наблюдалось — все-таки, по всей вероятности, сказалось мелководье. На аэродром группа возвратилась строем и благополучно произвела посадку.
Впрочем, и тут нам пришлось изрядно поволноваться. На самолете И. Смолянова прямым попаданием зенитного снаряда был выведен из строя один мотор. Летчик не растерялся, вовремя поставил винт во флюгерное положение и, маневрируя на малой высоте, сумел вывести машину из зоны зенитного огня. Он привел самолет на аэродром, но попытка выпустить шасси не увенчалась успехом — гидросистема тоже оказалась сильно поврежденной осколками. С волнением смотрели мы, как Смолянов пошел на второй круг и затем с убранными шасси буквально «притер» машину к травяному покрову рядом со взлетной полосой. Самолет получил минимальные повреждения, из экипажа никто не пострадал. Но позади была лишь треть намеченной операции.
В 16 часов поднялась в воздух вторая группа самолетов во главе с Героем Советского Союза старшим лейтенантом А. Богачевым. При ее формировании уже не пришлось придерживаться эскадрильного принципа, группа получилась сборной. Богачев вылетал с торпедой, ведомыми шли пять топмачтовиков с бомбами: В. Фоменко, В. Петров, Ф. Косенко, Б. Козлов, В. Мартынов. Как и в первом вылете, для координации действий ударной группы и обеспечивающих операцию шестнадцати Ил-2 и восьми Як-9 поднялся и капитан Ф. Макарихин. И вновь бешеный огонь кораблей, дерзкие атаки штурмовиков и торпедоносцев. На этот раз истребителей противника над Свинемюнде не оказалось, поэтому нашим истребителям прикрытия не оставалось ничего другого, как наблюдать за ходом боя. Был зафиксирован мощный подводный взрыв у самого борта линкора, отмечено прямое попадание бомб в транспорт, который тут же затонул. Получили сильные повреждения эсминец, вспомогательный крейсер «Орион» и еще один транспорт. Но «Шлезиен» все еще оставался на плаву.
Последний удар был нанесен по крейсеру в 20 часов группой самолетов, которую Макарихин возглавил уже в качестве ведущего. С ним вылетели пять топмачтовиков: В. Астукевич, А. Горбушкин, В. Кулинич, Б. Козлов и Н. Ефремцев. Шестнадцать штурмовиков и восемь истребителей обеспечивали их действия в этом вылете. В ходе атаки экипажи наблюдали прямое попадание в линкор одной ФАБ-1000 и четырех ФАБ-250. На нем возникло несколько больших и малых очагов пожара, он погрузился в воду и сел на мелководье на ровный киль, что подтверждалось несколькими фотоснимками. И хотя боевая рубка и палуба корабля оставались на поверхности, они представляли собой нагромождение металлического лома. Носовая двухорудийная башня главного калибра была сбита, стволы ее орудий валялись на палубе, средняя часть линкора выгорела. Кроме того, было отмечено потопление транспорта водоизмещением 8000 тонн, прямое попадание бомб в эскадренный миноносец, тральщик, сторожевой корабль.
Обстоятельный разбор и подведение итогов боевых действий полка за 4 мая мы смогли сделать только на следующий день. Всего за минувший день нами было сброшено 4 торпеды и 41 авиабомба крупного калибра. Результаты, можно сказать, превзошли все ожидания. Кроме линкора «Шлезиен» были потоплены: вспомогательный линкор «Орион» (7021 тонна), шесть транспортов общим водоизмещением 29000 тонн, два эскадренных миноносца, два тральщика и сторожевой корабль.
Серьезно повреждены: крейсер «Принц Ойген», три эскадренных миноносца, сторожевой корабль и транспорт водоизмещением 3000 тонн.
Специальная комиссия КБФ, куда входил и представитель от 51 МТАП, рассмотрела обстоятельства удара по «Шлезиену» и установила, что в линкор было несколько прямых попаданий крупнокалиберных авиабомб и имелась пробоина, которая могла быть следствием взрыва тысячекилограммовой бомбы на мелководье у борта корабля»{37}.
В целом описание Орленко атаки «Шлезиена» совпадает с нашими официальными изданиями. Правда, появляются и критические замечания: «Несмотря на высокую эффективность действий в целом, можно отметить и ряд недостатков:
— по главной цели, линейному кораблю «Шлезиен», сосредоточенного удара не получилось, новая идея боевого управления с воздушного командного пункта практически реализована не была (в условиях плохой видимости, отсутствия средств радиолокации и сильного противодействия зенитной артиллерии противника боевое управление в самый ответственный момент выхода в атаку было нарушено);
— в каждом из трех последовательных ударов по главной цели действовала только часть топмачтовиков;
— удары наносились с одного направления;
— ни одна из четырех сброшенных торпед не попала в цель (это можно объяснить малыми глубинами в районе удара и сложностью выдерживания режима сбрасывания торпед при сильном противодействии противника);
— выделенного количества штурмовиков не хватило для подавления всей зенитной артиллерии кораблей»{38}.
Германский историк Эрих фон Грёнер утверждал, что «Шлезиен» затонул 4 мая 1945 г. из-за подрыва на американской магнитной мине, но не отрицал повреждений, нанесенных советской авиацией.
Согласно «Справочнику потерь…» 4 мая там же и теми же потоплен транспорт «Оснабрюк» в 10 000 т, а также вспомогательный крейсер «Орион». Историк флота А.В. Платонове свою очередь утверждает, что к январю 1944 г. «Орион» был переделан и вступил в строй в качестве учебного артиллерийского судна под названием «Гектор». 4 мая 1945 г. он был взорван личным составом на рейде Свинемюнде{39}. А если верить справочнику Понтера Штейнвега, то вместо «Гектора» был потоплен транспорт «Курмарк».
Кроме того, по «Справочнику потерь…» 4 мая авиация Балтийского флота потопила миноносец Т-155. Однако миноносца с таким названием в кригсмарине не было. Наконец долгие мои поиски в справочниках увенчались успехом. В кайзеровском флоте действительно был миноносец Т-155 водоизмещением 670 т. Но с 1936 г. он использовался как тендер и торпедолов, а хуже всего оказалось то, что 22 апреля 1945 г. он затонул при налете британской авиации на рейде Свинемюнде.
Последний боевой вылет наши торпедоносцы совершили уже после подписания капитуляции германским командованием. 9 мая в 19 ч. 35 м. двенадцать «Бостонов» 51-го мтап тремя группами атаковали германские суда, которые пытались эвакуировать войска и беженцев в Швецию или германские порты, занятые союзниками. Летчики донесли о потоплении трех транспортов водоизмещением в 2000,4000 и 6000 т и повреждении двух миноносцев. На самом деле им удалось потопить лишь транспорт «Лизалоте Фридрих» вместимостью 517 брт в точке с координатами ш. = 55º13'; д. = 15º20'.
Формально торпедоносцы, равно как и вся авиация Балтийского флота, действовали в первой половине 1945 г. более эффективно, чем в любой другой год войны. Но фактически наши ВВС не сумели решить три основные задачи — воспрепятствовать обстрелу крупными надводными кораблями наступающих частей Красной армии, снабжению морем окруженных группировок немцев в Прибалтике и эвакуации германских войск и мирного населения на запад, причем тут речь шла не о тысячах, а о сотнях тысяч человек.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.