Польские бронепоезда

сотки радости .

Из всех стран Европы наибольшее внимание бронепоездам, в период между двумя мировыми войнами, уделяла Польша. Еще в советско — польской войне 1920 года участвовали 22 бронепоезда под бело — красным флагом. В тяжелых боях были потеряны 12 составов. Потери восполнялись за счет трофейных бронепоездов и вновь построенных.
Первыми бронепоездами польской армии стали: «Данута», «Познанчик», «Гоплана», «Ржепиха» (последние два были сформированы на базе трофейного германского бронепоезда Panzer Zug № 22), «Бартош Гловацкий», «Падеревский», «Мститель», «Грозный» (сформирован на базе трофейных советских бронепоездов «Коммунист» и «Карл Либкнехт»), «Смерч» (создан на базе трофейного австро — венгерского бронепоезда), и другие.


Первоначально польские бронепоезда («Pociag panzerny») обозначались номерами — P.P.I, P.P.2, Р.Р.З и так далее. Все они сильно отличались друг от друга: бронеплощадки и локомотивы разного типа, пушки и пулеметы всевозможных калибров и марок.
После окончания советско — польской войны польское командование предприняло меры к унификации своих бронепоездов. В 1927 году был принят на вооружение стандартный бронепаровоз Ti3, вошедший в состав всех польских бронепоездов. Был определен стандартный состав бронепоезда: бронепаровоз, две бронеплощадки, штурмовой вагон и две контрольные платформы.
Было стандартизовано и вооружение: основными стали 100–мм гаубица образца 14/19 и 75–мм пушка образца 02/26, созданная на основе русской трехдюймовки, 7,92–мм пулеметы «Максим».
В тридцатые годы для повышения боевых возможностей бронепоездов, в их состав стали включаться бронедрезины, созданные на базе устаревших танков французского производства ФТ17 и польских танкеток ТК.

Польские военные теоретики в двадцатые — тридцатые годы рассматривали бронепоезд как могущественную, и очень подвижную огневую единицу прорыва, под прикрытием которой части главных сил могут прорвать оборону противника и ворваться в оперативную глубину его построений. При отступлении, бронепоезда должны отходить последними, прикрывая отход своих войск, действуя при этом, смело, решительно и быстро.
В начальном периоде войны им отводилась задача прикрытия пограничных рубежей и ведение разведки в интересах пограничных частей: оборона железнодорожных путей, станций, мостов, захват при удачном стечении обстоятельств, [239] крупных железнодорожных узлов, борьба с десантами противника.
Наиболее успешными их действия могли быть в районах со слабо развитой железнодорожной сетью, поскольку противник, дабы не лишиться путей подвоза для своей армии, не будет производить значительных разрушений железной дороги.
Польское военное руководство постоянно преследовал страх, что граница Польши с СССР на протяжении почти 1000 километров слабо укреплена и в случае войны красная кавалерия легко сможет прорваться вглубь страны. В этих условиях бронепоезда должны были играть роль быстро передвигающихся опорных пунктов, на которые смогли бы опираться войска прикрытия в мобилизационный период, пока не подошли основные силы польской армии.
Роль бронепоездов в обороне виделась польскому командованию минимальной, поскольку артиллерия противника, пристрелявшись, не позволит ему занять определенную позицию. Они могли выполнять функции артиллерийских батарей в тех районах, где работа полевой артиллерии по каким — либо причинам была затруднена.
Поляки, трезво оценивая соотношение сил с Красной Армией, свою военную стратегию строили на принципах обороны. Поэтому максимальное использование бронепоездов планировалось при действиях с арьергардом отступающих войск, когда нужно будет во что бы то ни стало задержать наступающего противника. А поскольку железные дороги представляли главное средство транспорта и связи, их оборона считалась наиболее важной задачей. [240]
Командир бронепоезда, прикрывающего отход своих войск, обязан, даже ценой гибели его части, обеспечить отрыв главных сил от наступающего врага. Учитывая, что в этих боях рассчитывать на помощь пехоты и артиллерии не приходится, вся тяжесть ляжет на броневые силы, к которым в польской армии относились бронеавтомобили и бронепоезда. Выход бронепоезда из арьергардного боя из — за полного расхода боезапаса, считался недопустимым, поэтому планировалось заранее максимально обеспечить их огнеприпасами.
На бронепоезда, при отступлении, возлагалась и задача разрушения железнодорожного полотна, мостов и прочих сооружений, после эвакуации всего, что только можно вывезти.
Одной из важнейших задач, для решения которых готовились бронепоезда, была борьба с бронепоездами противника. При отступлении их следовало уничтожать при помощи устройства фугасов из мин, устанавливаемых вблизи железнодорожного полотна, мешать их движению путем разрушения железнодорожного пути.

Польские инструкции и уставы предусматривали несколько способов захвата вражеских бронепоездов. Для этого командир бронепоезда или дивизиона должен был артиллерийским огнем испортить железнодорожный путь в тылу неприятельского бронепоезда при одновременном разрушении пути по фронту. Захвату должна была предшествовать мощная артиллерийская подготовка как бронепоездов, так и приданной артиллерии. При минировании определенного участка пути, бронепоезд умелым маневрированием должен был завлечь на него бронепоезд противника, используя для его уничтожения засаду и собственные огневые средства.
Для борьбы с красными бронепоездами собирались также применять брандеры (в Польше их называли «дикими машинами»), выпуская их навстречу противнику, разрушение путей, снятие стрелок, установку специальных приспособлений для схода поезда с рельс.
Не без оснований опасаясь действий диверсионных групп Красной Армии, польское командование планировало в борьбе против них использовать и бронепоезда. Им [241] отводилась главным образом не столько боевая, сколько морально — устрашающая функция. Охрана дорог должна проводиться или патрулированием или дежурством в определенном пункте, причем бронепоездом и патрулями должны быть заняты все важнейшие участки — мосты, стрелки и т. п.
Много внимания польские военные специалисты уделяли вопросам боевого обеспечения и маскировки. Базироваться бронепоезда должны были на операционных базах, расположенных, как правило, на второстепенных железнодорожных станциях, занимая два пути с выходом на магистраль в обе стороны — один для боевой части, другой для хозяйственной, причем стрелки с этих путей не должны быть открыты на магистраль (в целях защиты от брандеров).
Маскировка производилась при помощи растянутых над боевыми единицами полотнищ, вводом бронепоездов в деревянные, специально построенные на путях сараи или при помощи сена и соломы, которыми укрывали бронеединицы. Выход бронепоездов из пунктов стоянки и их возвращение должны производиться ночью. В дневное время для стоянки могут использоваться железнодорожные выемки в лесу или кривые участки железнодорожного пути.
Во время боевых действий такая маскировка считалась бесполезной, поэтому рекомендовалось использовать только дымовую завесу для затруднения ведения огня артиллерией [242] противника. При этом указывалось, что такая завеса закрывает обзор команде бронепоезда и мешает вести огонь.
Движение бронепоездов должно было происходить следующим образом: вдали от противника — одним или двумя эшелонами с броневым или черным паровозом. Обслуживает при этом локомотив команда черного, причем работает она в три смены. Главным в походном движении считалось максимальное сохранение сил личного состава и материальной части. Во время движения все двери с левой стороны закрываются, а выход разрешен только по приказу и с правой стороны.
Скорость движения определялась в зависимости от состояния железнодорожного пути и его профиля, мощности паровоза и необходимости обеспечить полную безопасность, но не более 45 км/час. Перед началом боевого марша бронепоезд разделяли на две части — боевую и хозяйственную, которые передвигались самостоятельно.
Боевая часть формировалась в следующем порядке: бронепаровоз посередине, рядом штурмовой вагон с радиостанцией, по бокам артиллерийские вагоны и по краям по две груженных контрольных платформы. В некоторых случаях боевая часть могла разделяться, при этом паровоз находился с той частью, которая ближе к противнику, остальные — остаются на месте и поддерживают первую.
Основными средствами связи для бронепоездов считались радио, авиацию, бронедрезины и посыльные. Опасаясь перехвата и расшифровки радиограмм, польское командование ограничивало передачу важных приказов и распоряжений, рекомендуя применять радио главным образом для связи между отдельными бронепоездами в дивизионе. В обороне могла использоваться проволочная связь.
23 ноября 1930 года было организовано командование броневых сил польской армии, в которое вошли танковый полк, дислоцировавшийся в Журавице, пять эскадронов бронеавтомобилей и два дивизиона бронепоездов. Большинство польских бронепоездов дислоцировалось рядом с советско — польской границей, в готовности отразить возможное наступление Красной Армии. [243]
К началу второй мировой войны польская армия имела 14 бронепоездов:
— Pociag panzerny № 11 «Danuta»,
— Pociag panzerny № 12 «Poznanczyk»,
— Pociag panzerny № 13 «General Sosnkowsky»,
— Pociag panzerny № 14 «Paderewsky»,
— Pociag panzerny № 15«Smierc»,
— Pociag panzerny № 51 «Pierwszy Marszalek»,
— Pociag panzerny № 52 «Pilsudczyk»,
— Pociag panzerny № 53 «Smialy»,
— Pociag panzerny № 54 «Grozny»,
— Pociag panzerny № 55 «Bartosz Glowazky»,
— учебные бронепоезда «Zagonczyk», «Stefan Czarniecki» и два бронепоезда береговой обороны.

Уже после начала второй мировой войны был построен импровизированный бронепоезд «Smok Kaszubski». Еще два примитивных бронепоезда из подручных материалов было построено в осажденной немецкими войсками Варшаве.
Подавляющее большинство из этих бронепоездов было построено еще в начале двадцатых годов и несколько раз прошло модернизацию, повысившую их боевые возможности.
В 1939 году, когда возросла угроза немецкого вторжения, их перебросили на запад. После нападения Германии и начала второй мировой войны, восемь из 14–ти имевшихся в польской армии бронепоездов вступили в бой на западной границе Польши. Бронепоездам были приданы 16 танков «Рено» FТ17 и 40 танкеток TKS, переоборудованных в бронедрезины на железнодорожном ходу.
Помимо устаревших бронепоездов, в польской армии имелись и другие броневые части. В сентябрьских боях участвовали Варшавская бронемоторизованная бригада — 16 [244] легких танков «Виккерс Е» и 25 танкеток, два батальона легких танков (в каждом — 49 танков 7ТР), 21–й батальон легких танков, вооруженный французским машинами R35 (45 единиц), 11 броневых дивизионов (в каждом — 13 танкеток и семь бронеавтомобилей) и 15 отдельных рот разведывательных танков (по 13 танкеток).
Всего, по штатам военного времени, в польской армии должно было быть 130 легких танков «Виккерс» и 7ТР, 45 легких танков «Рено» К35, 45 старых «Рено» РТ17, 390 танкеток ТК–3 и TKS, 88 бронеавтомобилей, в сумме — 698 бронеединиц.
Германская армия имела к началу войны 3195 танков, 90 процентов которых были легкие. Непосредственно в боевых действиях на территории Польши участвовали до 2600 боевых машин, во многом предрешившие их исход.
Помимо германского превосходства в силах и средствах, в пассиве польской армии было отсутствие осмысленной военной доктрины. Фельдмаршал Манштейн, один из лучших стратегов второй мировой войны, в послевоенных мемуарах отмечал, что «трудно установить, в чем состоял оперативный замысел, положенный в основу плана развертывания польской армии, если только это не было желанием «прикрыть все», или, может быть, правильнее будет сказать, ничего не отдавать добровольно. Это желание в случае его осуществления приводит слабейшую сторону, как правило, к поражению…
В Польше — за исключением маршала Пилсудского и еще немногих трезво мыслящих политических деятелей — очевидно, никто никогда ясно не представлял себе всю опасность положения, в котором оказалась страна в результате удовлетворения несправедливых территориальных претензий по отношению к свои соседям — России и Германии.
Польский Генеральный Штаб еще не имел своей подкрепленной многолетним опытом военной доктрины. Вообще говоря, польскому темпераменту больше соответствовала идея наступления, чем обороны. Романтические представления минувших времен, по крайней мере, подсознательно, еще сохраняли свою силу в головах польских солдат… [245]
Таким образом, возможно, что в основе плана развертывания польской армии, кроме желания «ничего не отдавать», вообще не было никакой ясной оперативной идеи; существовал лишь компромисс между необходимостью обороняться от превосходящих сил противника и прежними заносчивыми планами наступления.
При этом одновременно впадали в заблуждение, считая, что немцы будут вести наступление по французскому образцу и что оно скоро примет застывшие формы позиционной войны…Поражение Польши было неизбежным следствием иллюзий, которые питали в Варшаве относительно действий союзников, а также переоценки собственных сил с точки зрения возможности оказания длительного сопротивления».
Уже в августе германское командование начало развертывание своих сил для вторжения в Польшу. В Восточную Пруссию перебрасывались войска, как было объявлено, для участия в праздновании 25–й годовщины победы над русской армией под Танненбергом. В Померании и Силезии дивизии Вермахта вышли к границе под предлогом строительства оборонительных рубежей, а в Средней Германии проводились крупные учения.
Военные действия на территории Польши можно подразделить на три этапа. На первом, с 1 по 8 сентября, немецкие войска вели наступление с целью окружения и уничтожения польской армии в большой излучине Вислы западнее Варшавы.
Один из первых выстрелов второй мировой войны был сделан командой немецкого бронепоезда № 3, атаковавшего приграничную польскую железнодорожную станцию (об этой операции будет более подробно рассказано ниже). В первые же дни вступили в бой и польские бронепоезда. В бою под Мокрой группа танков, бронеавтомобилей и два бронепоезда поляков оказывали поддержку Волынской кавалерийской бригаде.
Вторая фаза боев развернулась 4–6 сентября на главной линии обороны польской армии. К этому моменту поляки уже потеряли до 100 единиц бронетанковой техники, но сохранили боеспособность. Здесь же, под Петркувом, произошло первое танковое сражение войны. 2–й польский [246] танковый батальон контратаковал наступающие части 1–й танковой дивизии Вермахта.
Польские танкисты сумели задержать продвижение немецких войск, уничтожив 15 танков, но и батальон перестал существовать как единая боевая сила, потеряв 13 танков.
8 сентября немецкие танки подошли к Варшаве и началась оборона польской столицы, в которой участвовали импровизированные бронепоезда, срочно построенные железнодорожниками. Они выполняли роль самоходной артиллерии, поддерживая артиллерийским и пулеметным огнем действия пехоты и кавалерии.
Стремясь переломить неблагоприятный для них ход боевых действий, поляки попытались организовать контрудар на реке Бзура. Во встречном сражении с немецкими войсками участвовали и польские бронепоезда — № 11 «Данута», № 12 «Познанчик» и № 14 «Падеревский». Всего в польской армии к этому времени имелось 430 бронеединиц и девять бронепоездов.
Небольшой первоначальный успех, достигнутый в боях 10–13 сентября, полякам не удалось развить в оперативный. Уже 17 сентября в Бресте встретились германские части, замкнув кольцо окружения вокруг польской армии. Почти все оперативные соединения поляков были разбиты, в боях на реке Бзура было потеряно около 170 танков и бронеавтомобилей.
В этот же день поляков ожидал еще один неприятный сюрприз — советские войска перешли границу с Польшей, и двинулись на запад. Остатки польской армии оказались между молотом и наковальней. Судьба германо — польской войны была решена.
Разрозненные и малочисленные отряды польских войск продолжали сопротивление до конца сентября. 28 сентября прекратил боевые действия последний боеспособный польский бронепоезд № 15 «Смерч». В этот же день генерал Демб — Бернадский объявил о капитуляции вооруженных сил Польши. Война закончилась.
Остановимся далее более подробно на боевом пути польских бронепоездов.
Бронепоезд № 11 «Данута» был ровесником Польской республики, вступив в боевой строй еще в 1918 году, и использовался [247] польской армией вместе с бронепоездом «Познанчик» в боях против немцев в районе Познани. На вооружении воинственной девушки — «Дануты» имелось два тяжелых орудия, две 37–мм пушки и 15 пулеметов.

Участвовала «Данута» (тогда именовавшаяся бронепоезд Р.Р.5) и в советско — польской войне 1920 года, во время битвы под Варшавой своим огнем поддерживала 16–ю Померанскую пехотную дивизию. После войны, в 1921 году прошел модернизацию и вместе с бронепоездом «Генерал Соснковский» был включен в состав учебного батальона бронепоездов в Яблоне.
В начале тридцатых годов «Данута» прошла очередную модернизацию, призванную повысить ее боевые качества. Бронепаровоз был заменен на ставший стандартным для всех польских бронепоездов локомотив Ti3, вооружение усилили 100–мм гаубица и 75–мм пушка.
После расформирования учебного батальона, «Данута» оказалась в 1 —м дивизионе бронепоездов в Легионово, близ Варшавы.
После начала второй мировой войны бронепоезд под командованием капитана Болеслава Коробовича был включен в состав армии «Познань». Артиллерия и пулеметы «Дануты» поддерживали солдат 26–й пехотной дивизии в боях с наступавшими дивизиями Вермахта.
Была в его боевой биографии битва на реке Бзура, где при огневой поддержке бронепоезда, польская 16–я пехотная дивизия пыталась сдержать натиск 24–й пехотной дивизии германской армии. [248]
16 сентября немецкие артиллеристы огнем из противотанковых орудий разбили локомотив, и состав стал неподвижной мишенью для артиллерии противника. Учитывая безвыходность ситуации, командир бронепоезда приказал взорвать его. Разрушенный состав достался немцам.
После окончания боевых действий немцы отремонтировали бронеплощадку «Дануты» и включили в состав своего бронепоезда Panzer Zug 21.
Сражавшийся рядом с «Данутой» «Познанчик» тоже имел богатую биографию. Построенный в 1918 году в Варшаве как поезд № 11, он участвовал в боях с немцами под Познанью. Первоначально его бронирование представляло из себя мешки с песком, уложенные на платформы и защищавшие команду от огня противника.
После модернизации, когда на нем появилась настоящая броня, «Познанчик» отправился на Восточный фронт, где участвовал в советско — польской войне. В мае 1920 года во время ремонта во Львове он получил новый паровоз — «овечку» русского производства.
После войны «Познанчик» прошел несколько модернизаций и встретил германское вторжение в составе 1–го дивизиона бронепоездов в районе Кротошина, где он патрулировал железные дороги. Вторая война в его биографии оказалась короткой. Сражение на реке Бзура стало последним в его судьбе. Через несколько дней, у Сохачева, бронепоезд получил серьезные повреждения в бою с германскими войсками и был взорван собственным экипажем.
Конструкция двух этих польских бронепоездов была сходной. В состав входили две контрольные платформы (спереди и сзади), две бронеплощадки с вооружением, бронепаровоз в центре и штурмовой вагон с десантом.
Бронепаровозы всех польских бронепоездов с 1927 года были стандартные — бронированные локомотивы серии Ti3. Ими заменили разнообразные паровозы, использовавшиеся до этого.
Четырехосные бронеплощадки были построены в 1921 году в Познани и заменили импровизации времен советско — польской войны. На них монтировались одна 100–мм гаубица образца 14/19 года, имевшая дальность стрельбы до десяти километров и скорострельность 8 выстрелов в [249] минуту (в двадцатые годы использовалась российская сорокадвухлинейная гаубица) и одно 75–мм орудие образца 02/26 года (модифицированная в Польше русская трехдюймовка), имевшее круговой обстрел, скорострельность 10 выстрелов в минуту.
Кроме них, имелось восемь 7,92–мм пулеметов образца 08 «Максим», установленные по бортам и в торце бронеплощадки.

Борта бронеплощадки были защищены броней толщиной 12–25 мм, крыша и пол — 5–8 мм.
Штурмовой вагон мог принимать на борт 32 человека. На нем были установлены четыре пулемета «Максим» и радиостанция с дальностью до 100 километров.
Каждому бронепоезду также придавались бронедрезины — две типа R — легкие танки французского производства ФТ17 на железнодорожном шасси, и четыре типа ТК — танкетки на железнодорожном шасси. Использовались они в основном для разведки и патрулирования железных дорог. [250]
Захватив у советских войск несколько бронепоездов, польское командование развернуло на их базе формирование новых бронированных составов для восполнения потерь. В 1920 году в боевой строй вступил бронепоезд Р.Р.20, ставший позже именоваться «Бартош Гловацкий» (герой восстания под предводительством Костюшко в 1794 году), состоявший из бронепаровоза, трех бронеплощадок и штурмового вагона.
В боях у белорусского города Волковыск Р.Р.20 действовал совместно с отрядом бронеавтомобилей, преследуя отступающие советские войска.
В двадцатые — тридцатые годы бронепоезд прошел несколько модернизаций: получил стандартный польский бронепаровоз, новую артиллерию. В его составе остались две модернизированные бронеплощадки.
После начала второй мировой войны, под командованием капитана Подгорски, он вошел в состав резервной армии «Пруссия». Для усиления противовоздушной обороны на его контрольной платформе установили 40–мм зенитную пушку Бофорс.
В середине сентября «Гловацкий» вел бои с частями третьей танковой дивизии Вермахта. Потеряв несколько бронедрезин, бронепоезд вынужден был отойти на восток, ко Львову. Здесь его ожидали бои со 2–й германской горнострелковой дивизией, оборона Львова от наседающих немецких войск.

Вскоре ситуация для польских войск, оборонявшихся на Западной Украине, стала безвыходной. 17 сентября советские войска, в соответствии с пактом Молотова — Риббентропа, перешли советско — польскую границу и двинулись навстречу немецким войскам поляки оказались между молотом и наковальней. Отступать было некуда.
22 сентября команды двух польских бронепоездов — «Бартош Гловацкий» и «Смелый» — сдались советским войскам, вступившим во Львов. Советское чекистское командование не побрезговало бронированными трофеями и нашло им применение. После небольшого ремонта «Гловацкий» был включен в состав 58–го полка НКВД и получил наименование бронепоезд № 58 войск НКВД. [251]

В сентябре 1919 года во Львове, занятом польским войсками, был построен бронепоезд Р.Р.7, позднее получивший наименование «Падеревский». Вооружен он был пулеметами, а бронирование составляли мешки с песком и листы железа. В состав бронепоезда входили два локомотива, три артиллерийские бронеплощадки и три контрольные платформы. Один из локомотивов был во Львове бронирован 10–15 мм листами железа.
Из ворот завода бронепоезд сразу же отправился на фронт, где участвовал в боях на Литовско — Белорусском фронте, на Украине. В ходе боев к нему цепляли трофейные советские бронеплощадки.
Уже в сентябре двадцатого года его пушки и пулеметы поддерживали солдат 15–й пехотной дивизии в боях против советских войск.
В битве под Варшавой бронепоезд действовал совместно с другими бронепоездами — «Данута» и «Мститель». В августе двадцатого года все три бронепоезда, поддерживая своем огнем кавалерию и танки, атаковали город Минск — Мазовецки. Потом были бои у реки Неман и окончание войны.
В 1924 году бронепоезд «Падеревский» был выведен из боевого состава и списан. Но на следующий год его опять ввели в строй. В конце двадцатых — начале тридцатых годов бронепоезд несколько раз модернизировался, после чего, [252] его включили в состав 1–го дивизиона бронепоездов в Легионово.
В сентябре 1939 года капитан Гавельчик повел «Падеревского» на фронт. Бронепоезд отправили в армию «Поморье», где он участвовал в битве на реке Бзура. Артиллерийским и пулеметным огнем бронепоезд поддерживал атаки польской пехоты на части 221–й германской пехотной дивизии.
В середине сентября немецкая артиллерия нанесла серьезные повреждения бронепоезду и он был взорван собственным экипажем.
Состав бронепоезда «Падеревский» был стандартным для польских бронепоездов: две контрольные платформы, бронепаровоз, две бронеплощадки и штурмовой вагон. На каждой бронеплощадке были установлены 100–мм гаубица образца 14/19 года чешского производства, 75–мм польская пушка, представлявшая собой модификацию русской трехдюймовки.
Имелось также четыре 7,92 мм пулемета «Максим». В тридцатые годы дополнительно была установлена зенитная пулеметная установка. Толщина брони достигала 8 — 12 мм. Еще четыре пулемета были установлены в штурмовом вагоне. Придавались ему две бронедрезины типа R и четыре типа ТК.

Захваченные в боях в 1919–1920 годах советские бронепоезда, как отмечали польские военные специалисты, по своим конструкционным особенностям, компоновке, вооружению, значительно превосходили первые импровизированные польские поезда.
Поэтому трофейные бронепоезда Красной армии после ремонта и восстановления, если таковое требовалось, вновь вступали в бой, только теперь уже против бывших хозяев.
Тогда — то и появился в польской армии бронепоезд, за свою недолгую жизнь, сменивший трех хозяев. Во время боев на территории Украины, в начале двадцатого года, поляками был захвачен большевистский бронепоезд.
Его немедленно переименовали в «Strzelec Kresowy» и бросили в бой против советских войск совместно с 13–й пехотной дивизией. Вскоре, в июле, бронепоезд поменял [253] имя — теперь его стали именовать «Pierwszy Marszalek» — «Первый маршал» — в честь основателя и руководителя независимой Польши Юзефа Пилсудского.
Под этим именем бронепоезд участвовал в битве под Варшавой и в других боях осенью 1920–го года После победоносного окончания войны, «Первый маршал» прошел модернизацию — поменял локомотив, многое оборудование и часть вооружения.
Осенью 1939 года бронепоезд № 51 «Первый маршал» которым в это время командовал капитан Здислав Рокоссовский, вошел в состав армии «Краков». У Кракова команда бронепоезда провела свой первый бой с частями 2–й германской танковой дивизии — состав получил серьезные повреждения, был убит командир.

В середине сентября «Первый маршал» ушел на восток в район украинских городов Сарны и Ковель, где приступил к патрулированию железнодорожных линий Вскоре [254] он оказался в ловушке: с запада приближались немецкие войска, с востока надвигались части Красной армии. 22 сентября бронепоезду досталось от советской авиации.
Самолеты с красными звездами на крыльях атаковали «Первого маршала» на перегоне у Сарн, и нанесли ему серьезные повреждения. Командир приказал команде покинуть поезд.
После прекращения боевых действий, советские технические специалисты, осмотрев брошенный бронепоезд, пришли к выводу о возможности его восстановления. Пройдя ремонт, бронепоезд был включен в состав 77–го полка НКВД 10–й дивизии войск НКВД под именем бронепоезд № 77.
До немецкого вторжения он дислоцировался в Станиславе и использовался для охраны железных дорог на Западной Украине. С первых дней войны участвовал в приграничном сражении. Был поврежден немецкими войсками и оставлен командой 7 июля 1941 года.
Немцы, захватившие брошенный состав, отправили бронепоезд в ремонт, где он находился до декабря 1941 года. После восстановления материальной части бывший «Первый маршал» был использован при формировании немецкого бронепоезда № 10.

Panzer Zug № 10 состоял из двух самостоятельных частей — Kampfzug A — создана на базе трофейного советского [255] бронепоезда НКВД № 75 (в свою очередь был создан на основе трофейного польского бронепоезда № 53 «Смелый») и Kampfzug В — создана на базе трофейного советского бронепоезда НКВД № 77 (ранее — польский бронепоезд № 51 «Первый маршал»).
Сорок второй год Panzer Zug № 10 провел на Украине, где охранял железные дороги от нападений партизан. После окружения 6–й немецкой армии под Сталинградом, был срочно отправлен на Восточный фронт, к Волге. Зимой 42–43 годов прикрывал отход германских войск от Сталинграда.

Летом 43–го года бронепоезд снова появился на Украине. Партизанское движение принимало все более массовые формы, кроме того, в тылу немецких войск начали действовать диверсионные отряды НКВД, совершавшие частые нападения на железные дороги и другие коммуникации.
Множество таких отрядов скрывалось в полесских лесах, на границе Белоруссии и Украины. Именно сюда, в район железнодорожной линии Ковель — Сарны и прибыл Panzer Zug № 10, но карьера на новом месте получилась у него короткая. Уже 13 июня бронепоезд подорвался на партизанской мине и был направлен в ремонт.
После восстановления материальной части, Panzer Zug № 10 был разделен на два самостоятельных бронепоезда — Panzer Zug № 10 и Panzer Zug № 11. Новые старые бронепоезда отправились в район Тернополя и Львова для охраны железных дорог от партизан. [256]
Летом следующего года бронепоезда были модернизированы и вместе с другими немецкими войсками отошли на территорию Польши. Здесь, 13 января 1945 года, советские штурмовики превратили их в груду металлолома. Война для них закончилась. Советский — польский — советский — германский бронепоезд нашел вечный покой на польской земле.
Компоновка «Первого маршала», когда он служил под красно — белым флагом, была стандартной для польских бронепоездов: две контрольные платформы, две бронеплощадки, бронепаровоз и штурмовой вагон.
На каждой бронеплощадке были установлены две 75–мм пушки образца 02/26 года, имевшие сектор стрельбы 270 градусов, и восемь пулеметов «Максим» (два — в артиллерийских башнях, четыре — по бортам). Толщина брони бронеплощадок достигала 8–12 миллиметров.
Еще один польский бронепоезд № 54 «Grozny» тоже имел советские корни. В начале двадцатого года польские войска захватили в боях два советских бронепоезда — «Коммунист» (по другим данным — «Коммунар») и «Карл Либкнехт».
Трофейные бронеплощадки использовали для формирования нового бронепоезда P.P. 15, позже получившего имя «Грозный». Весной и летом 1920 года он участвовал в боях на Волынском фронте, отражал атаки советских войск под Киевом. Вместе с отступающими польскими войсками дошел до Варшавы, а потом обратно, преследуя разбитые советские части.
После войны бронепоезд прошел несколько модернизаций, поменял локомотив. Новую войну в сентябре 1939 года команда «Грозного» встретила в составе армии «Краков». Уже 1 сентября бронепоезд, патрулируя железнодорожную линию, имел стычки с передовыми частями 8–й пехотной дивизии Вермахта.
Вечером того же дня команда пережила первую атаку воздушного противника, но сумела избежать больших неприятностей. На следующий день пришлось оказывать артиллерийскую поддержку своей пехоте, безуспешно пытавшейся контратаковать противника. [257]

День 7 сентября стал роковым для «Грозного». У Тачнова немецким войскам удалось взорвать мост через реку Дунаец, и бронепоезд оказался в ловушке — дорога к отступлению была отрезана. Командир, оценив обстановку, приказал взорвать бронепоезд, чтобы он не достался противнику.

Отремонтированные бронеплощадки «Грозного» немцы использовали для формирования своих Panzer Zug № 21 и Panzer Zug № 22.
В состав польского бронепоезда входили две бронеплощадки советского производства. На одной стояло два 75–мм орудия и девять пулеметов, на второй — одна 100–мм [258] гаубица, 75–мм пушка и четыре пулемета «Максим». В тридцатые годы на бронеплощадках были установлены зенитные пулеметные установки.
29 сентября 1939 года прекратил сопротивление и капитулировал последний польский бронепоезд — № 15 «Smierc». Он, как и многие другие польские поезда, тоже имел иностранное происхождение.

В самом конце первой мировой войны польские солдаты, служившие в армии императора Франца — Иосифа захватили на железнодорожной станции Краков австро — венгерский бронепоезд, состоявший из двух бронепаровозов 377–й серии, двух бронеплощадок и двух пулеметных вагонов. Скорее всего это были два сцепленных вместе австрийских бронепоезда — № 3 и № 8. Его тут же переименовали в «Смелого» и подняли над ним красно — белый флаг.
Бронеплощадки нового польского (старого австро — венгерского) бронепоезда были построены на заводе MAVAG в Будапеште и вооружены одной 75–мм пушкой, с сектором обстрела 240 градусов, и двумя 7,92–мм пулеметами. Толщина брони достигала 8–12 мм.
Вместе с другим бронепоездом Р.Р.1 «Пилсудчик», Р.Р.2 «Смелый» в ноябре 1918 года вступил в бой на Украине, где и действовал вплоть до окончания советско — польской войны и подписания Рижского договора, по которому Польша оттяпала Западную Украину и Белоруссию.
В двадцатые годы обе австрийские бронеплощадки оказались в составе другого польского бронепоезда «Смерч». В 1939 году им командовал капитан Кубашевский. [259]

Вторую мировую войну «Смерч» встретил в составе армии «Модлин», где исполнял функции мобильной артиллерийской батареи. В середине сентября ему пришлось вступить в бой с немецким бронепоездом Panzer Zug 7. Исход боя был для него благополучным, но в конце сентября очередное столкновение с противником закончилось потерей одной бронеплощадки и локомотива.
Захваченный бронепоезд немцы использовали для формирования своих бронепоездов — Panzer Zug № 20 и Panzer Zug № 21.
Так закончилась боевая карьера польских бронепоездов в сентябрьской войне с Германией. Большинство из них было уничтожено, а уцелевшие использовались победителями — Германией и Советским Союзом — для формирования собственных составов.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.