Корвет или всё-таки модульный некорвет?

Корвет или всё-таки модульный некорвет?
Фото: ИА "Оружие России"
Последнее время у нас только и разговоров, что о том, надо ли нам строить очередную громадину, атомный эсминец размером с крейсер, атомный же авианосец водоизмещением в 100 тысяч тонн и так далее.
Между тем мы не можем дать ума имеющимся большим кораблям (да, я все об «Орланах»), и, очевидно, к тяжелым атомным крейсерам теперь в этом плане добавляется и единственный авианесущий крейсер.
Зато мы делаем ракеты…
Ладно, ракеты мы действительно делаем, это несколько проще, чем построить боевой корабль. Зато ракетами построенный кем-то корабль значительно проще довести до состояния металлолома.
Но даже с нашими ракетами, которые по праву считаются лучшими в мире, не все так радужно и прекрасно. Просто потому, что ракеты надо ставить на какую-то платформу, ракеты должны получить целеуказание и сопровождение.
И вот здесь начинаются нюансы…
Вообще, в мире существует некая тенденция к одновременному снижению размеров и водоизмещения кораблей с одной стороны и оснащения их по максимуму в плане вооружения и механизации — с другой.
Это вполне нормально, с развитием техники в особенности. Да, корабли по-прежнему строят, как и сто лет назад, примерно по тем же канонам, только классов становится все меньше, именно потому, что научно-технический прогресс и универсализация правят на этом балу.
И если прогресс – это почти всегда полезно (если не перебарщивать, как с компьютеризированными гальюнами на новейших американских авианосцах), то вот относительно универсализации есть сомнения.
За универсализацию (вкупе с уменьшением размеров и объемов) заплачено уменьшением боевых возможностей систем вооружения. Согласитесь, что в те же почти «вашингтонские» 10 000 тонн «Тикондероги» втиснуто вооружения ну немного больше, чем в «Арли Берк». А ведь вроде крейсер… «Орлан», конечно, тащит на себе намного больше, но там и 25 000 тонн на плаву.
Но это тяжелый крейсер и почти крейсер. А что внизу «пищевой цепочки»? А внизу вообще все еще интереснее.
Как пример наша притча во языцех — корвет проекта 20380.
Почему именно этот корабль? А потому, что он не для дальней морской зоны, ДМЗ с «демонстрациями флага» и прочими дорогостоящими понтами, которые нам пока не по карману – она далеко. А огромная морская граница с побережьем, она вот, никуда не делась. И если говорить, что важнее, пугать американский флот своим присутствием в океане (да, есть угроза для американцев, могут лопнуть со смеху, глядя на нашу «группировку ДМЗ») либо реально «держать» в руках прибрежную акваторию Тихого океана, – однозначно важнее второе.
Итак, корвет проекта 20380, а если по-простому, по-нашему, то малый сторожевой корабль, — проект многоцелевых кораблей 2-го ранга ближней морской зоны.
Корабль предназначен именно для работы в ближней морской зоне, ведение борьбы с надводными кораблями и подлодками противника. Может оказывать огневую поддержку морского десанта в ходе морских десантных операций путем нанесения ракетно-артиллерийских ударов, может патрулировать зоны ответственности с целью блокады.
Универсал? Универсал. До самых шпангоутов.
И у корвета/сторожевика все причитающиеся ему свойства: небольшое водоизмещение, небольшая осадка. И (для многих это оказалось сюрпризом) вполне себе приличная мореходность. То есть не только акватория Балтики, но вполне себе и тихоокеанский регион. Может.
Но вот насчет содержания – не очень. Судите сами: привычная для кораблей такого класса РЛС «Полимент», привязанная к комплексу «Редут» на кораблик не поместилась совсем. Пришлось изворачиваться, установив РЛС с ФАР 1РС1-1Е «Фуркэ-2».
Но увы, «Фуркэ-2» — это не уменьшенный «Полимент», это «Панцирь-1С», который после прописки на кораблях получил наименование «Панцирь-М».
Однако на дальности это если и сказалось, то не лучшим образом. «Полимент-Редут» использует ракеты трех видов, большой дальности (9М96Е), средней дальности (9М96Е2) и малой дальности (9М100).
Радиус действия ракет комплекса «Редут» может достигать 150 км. А вот РЛС «Фуркэ-2» на такую дальность работать не может, впрочем, об этом в свое время было написано весьма много. Ситуация не сильно улучшилась со времен первых скандалов 2012 года, и «Редут» с «Фуркэ-2» по-прежнему напоминает крупнокалиберную винтовку без оптического прицела.
И здесь ничего не поделать, размеры корабля не позволяют улучшить ситуацию с РЛС.

Примерно то же самое и с противолодочным/противоторпедным вооружением. Корвет – это не МПК, малый противолодочный корабль, заточенный именно под поиск и уничтожение субмарин противника. Но корабль проекта 20380 имеет на вооружении «Пакет», довольно изящную малогабаритную по размерам установку, способную работать как торпедами по подводным лодкам, так и противоторпедами по торпедам с этих лодок.
В малогабаритности и кроется проблема. Данных, конечно, маловато, но известно, что существуют два варианта гидроакустической станции, отличающиеся друг от друга количеством и конфигурацией антенн. Так, версия с цилиндрической антенной весит 352 кг и обеспечивает обзор сектора шириной 270°. При использовании двух плоских антенн вес станции сокращается до 127 кг, однако сектор обзора уменьшается до 90°.
Плата за малогабаритность и вес.
Торпеда МТТ из «Пакета» может пройти до 20 км со скоростью от 30 до 50 узлов. Если бы лодка вероятного противника стояла бы на месте, проблем никаких. Но увы, лодки противника, даже учебные, на месте не стоят. А вполне нормально перемещаются под водой с весьма приличной скоростью. «Сивулф» — 35 узлов, «Вирджиния» — 34 узла. И такая скорость вполне может дать шанс оторваться от нашей торпеды. В теории. На практике раньше цель потеряет миниГАС от «Пакета», особенно если вражеская лодка будет удирать от корабля.
В таком случае неплохо было бы вдогонку запустить ракето-торпеду, но вот беда, под нее тоже нужно соответствующее оборудование, а места на корвете нет.
Ну и вертолет. Противолодочный Ка-27, других как бы у нас и особо нет. Опять же дань универсальности. Будет корвет патрулировать мелководье, блокируя район, будет запускать крылатые ракеты, помогая решать боевую задачу основным силам флота, будет отстреливать «Редутом» вражеские самолеты, поддерживая десант или наносить удары по берегу в интересах того же десанта – корвет всюду будет таскать этот злосчастный противолодочный вертолет. Который можно применить исключительно для противодействия субмаринам.
Между прочим, вертолет в иных случаях не полезен, а вреден. Например, при противодействии противника с берега вертолет сможет стать неслабым таким источником пожара на корабле, при этом будучи совершенно бесполезным десанту.
Конечно, есть вариант, когда все можно таскать с собой. И у нас он есть, пусть и в единичном экземпляре. Если взять все хочунчики в виде вооружения и разместить их на одном корабле, то понятно, что получится «Петр Великий». Ибо только этот гигант несет все необходимое на все случаи боя. У всех остальных в мире, увы, не получается. Размером не вышли.
Но и с «Орланами» у нас очень непросто. Мы не в состоянии их содержать, потому у нас в наличии то ли полтора из трех, то ли одна целая и сколько то там десятых. Дорого построить, дорого содержать.
К тому же такие корабли крейсерского класса просто не в состоянии работать на небольших глубинах. Не могут тралить и уничтожать мины, не могут охотиться за подводными лодками. Много чего не могут.
А если взять и построить не корвет с претензией на универсальность, а реально универсальный корабль? Который можно было бы адаптировать под поставленную задачу в минимальные сроки и использовать его с наибольшей эффективностью?
Действительно, просто напрашивается вывод о некоем модульном корабле. Надо пойти гонять подводные лодки – два вертолета, ГАС, бомбометы и торпеды. Надо прикрыть конвой – понаставили РЛС и ЗРК. Надо высадить десант – никаких проблем, пара 130-мм пушек и ракеты «поверхность-поверхность».
Между тем в мире уже есть страны, которые реально не только задумались, а даже реализовали такое модульное строение.
В 80-х годах прошлого века датчане стали пионерами модульного кораблестроения. Вообще, спорить, кто был первым или самым первым, можно до бесконечности, но датский флот — это первый флот в мире, где все корабли строятся по системе «Standard Flex» или сокращённо «StanFlex».

Да, флот Дании невелик, и экономить приходилось на всем. Так появились первые корабли, оснащенные по системе «StanFlex», что позволило без потери боеспособности уменьшить количество кораблей. А переконфигурирование под определенные задачи значительно упростило жизнь командованию датского флота.
Сегодня в распоряжении датчан самые разнообразные модули «StanFlex»: артиллерийский, с ПКР, модуль ПВО, модуль ПЛО с торпедными аппаратами, ГАС, модуль траления, РЭБ и так далее. Всего в распоряжении датского флота 101 модуль 11 различных типов.
Модули устанавливаются самым простым 15-тонным автомобильным краном. На замену модуля уходит около получаса, подключение и тестирование системы корабля занимает еще несколько часов. Далее корабль готов готов к выполнению боевой задачи. Главное – обучить экипаж либо укомплектовать специалистами нужного профиля из резерва.
В общем, понятно, откуда такое взялось в датском флоте, достаточно вспомнить, кто «Лего» придумал.
Между тем новейшие фрегаты датского флота типа «Ивар Хуитфельд» имеют по 6 слотов (так называется место установки модуля,) в конструкции и полная переконфигурация корабля занимает не более суток.

Есть о чем задуматься? Вот и наши потенциальные тоже задумались, глядя на то, как датчане решают свои проблемы. Но у американцев таких проблем с бюджетом не было и не будет, но тем не менее кое-что и у них появилось.
Речь идет о размышлительном проекте кораблей прибрежной зоны Littoral Combat Ship (сокращенно – LCS) с модульной схемой построения. «Размышлительный» проект – потому что в США пока размышляют на тему того, сколько в итоге будут стоить корабли и нужны ли они за такие деньги.
Это корабли, построенные по модульной схеме, в принципе, очень похожей на датскую. Модулем является стандартный морской 20-футовый контейнер, оборудованный под определенную задачу.
LCS-1 «Freedom» стал американским первенцем модульного строения.

К задачам кораблей этого типа относятся противолодочная и антитеррористическая защита, проведение специальных операций, поиск и уничтожение минных заграждений, а также быстрая транспортировка военных грузов.
В строю уже 6 кораблей такого типа, еще три доводятся, четыре в стадии постройки и еще несколько заказаны.
Корабли этого типа имеют довольно широкий спектр конфигураций, причем «Локхид» (разработчик-производитель) делает упор на то, что несмотря на смену конфигурации, корабль при выполнении боевой задачи ничем не будет уступать специализированным кораблям.
LCS-2 «Independence».

Это детище «Дженерал Данеймикс». Не менее достойный проект, чем «Freedom», хотя из-за алюминиевой конструкции значительно уступает конкуренту в плане прочности.
Пока построено два тримарана этого класса, но еще три корабля строятся и заказано еще несколько.
В концепции LCS-2 модульно все, даже места проживания экипажа. То есть, в дополнение в боевым модулям имеются жилые, если вдруг требуется расширение экипажа.
Вообще, у американцев такие корабли имеют по два экипажа, ориентированные под выполнение конкретных задач.

Основное отличие LSC-2 в наличии на борту контейнерного погрузчика Mobicon для быстрой замены или погрузки-разгрузки контейнеров-модулей, благодаря чему корабль значительно легче переконфигурировать силами подготовленного экипажа.
Ну и третья и последняя американская разработка, тоже в ранге испытаний, FSF-1 «Sea Fighter».

Фото: JOHN F. WILLIAMS, CIV, USN
У этого корабля-катамарана прибрежной зоны под верхней палубой по бортам размещаются 12 стандартных 20-футовых контейнеров-модулей с вооружением и снаряжением для участия в разного рода операциях: противоминных, противолодочных, а также против надводных кораблей.
Модули поднимаются и меняются с помощью специального лифта. Катамаран пока проходит испытания.
В целом можно сказать, что 9 уже построенных кораблей – это не что иное, как признание того, что в модульной программе что-то есть. То ли похороненные миллиарды бюджета, то ли определенная суть.
Вообще, стоит признать, что у модульной системы кораблей есть несколько весьма четких положительных моментов.
1. Неиспользуемые модули можно просто складировать и хранить, сберегая их ресурс.
2. Корабли не теряют боеспособность при необходимости технического обслуживания оборудования или его ремонта. Достаточно заменить подлежащий обслуживанию модуль.
3. Перевооружение или переоснащение корабля не вызывает необходимости капитальной перестройки в заводских условиях.
4. Если корабль будет списан или утерян в бою, модули, оставшиеся на хранении могут быть использованы на других кораблях.
Возможно, вполне возможно, что такие многоцелевые конфигурируемые корабли будут несколько менее эффективны, чем специализированные корабли, но ведь речь идет о действиях с ближней морской зоне…
И здесь возможность за сутки получить в распоряжение необходимый корабль возможно, перевесит все минусы модульной схемы.
Например, если вдруг выяснится, что противник скрытно установил минные заграждения, то быстро собрать тральщик и приступить к разминированию будет более удобно, нежели выкручиваться из ситуации, если тральщика в наличии просто не будет.
Удивительно, но у нас на тему модульных систем в кораблестроении никто не задумывается. А очевидно зря. Или наоборот, совершенно не зря.
Дело в том, что модуль – это довольно высокотехнологичное изделие, которое, к тому же, будет требовать к себе и должного отношения. Хранения, ухода, обслуживания, отладки. То есть реально подготовленных специалистов. То есть за всем этим маячат немалые расходы.
Хорошо, расходы у нас отродясь никого не пугали, даже больше: чем выше суммы на какую-либо программу, тем больше возможность… ну, вы поняли.
А вот специалисты и все прочее…
Видимо, здесь и таится корень проблемы. Ничем иным отказ от рассмотрения концепции модульного корабля ОВР не объяснить. Идеи-то у нас витали в воздухе и даже ложились на бумагу. Однако все осталось на том же уровне.
Десять лет тому назад говорилось о проекте корвета ОВР, который должен был быть модульным и по мере выхода на свалку заменить устаревшие МПК проектов 1124М и 1331М, МРК проекта 12341, РКА проекта 12411 и тральщики.
Однако проект «не сыграл», и охрану прибрежных вод и морских баз по-прежнему несут старые корабли советской постройки да противодиверсионные катера. Когда советское старье окончательно и бесповоротно спишут, охранять базы будет просто нечем.
Но это только половина проблемы.
Вторая половина, что даже в том состоянии, в каком находится наше кораблестроение (жутком), мы продолжаем строить вроде бы максимально универсальные корабли с приемлемыми характеристиками, изначально позволяющими выполнять широкий круг задач.
То есть все тот же АК-47, но в 21 веке. Обидно.

Между тем опыт датчан показал, что модельная система – это палочка-выручалочка в случае нехватки бюджета. Вместо 30 кораблей (а нам надо больше, границы морские ого-го какие) строится 15 и к ним 60 модулей. И вот вам тральщик, разведчик, противолодочный корабль и так далее.
Да, и транспорт тоже. На то случай, если еще придется «экспрессы» организовывать.
Сегодня российские верфи и заводы не в состоянии выпускать корабли крупнее корвета. Все, что выше, – это пока розовые мечты и распил бюджета на проектах, не более того. Именно здесь и можно было бы сыграть, заткнув дыры во многих местах именно модульными конструкциями.
Тем более что ими можно играть так, как нам будет угодно. С ракетами-то вполне получается, не правда ли? Почему по образу и подобию не попробовать с кораблями ближней морской зоны?Original Article