Чего не видно в лунном свете?

Чего не видно в лунном свете?
Провожая год уходящий, хочется поговорить об итогах для нашей космонавтики. Год, как скажет наш президент через пару дней, был непростым, год был сложным. Предприятия лихорадило, вообще, неслабо так трясло всю космическую отрасль. Проекты рождались, умирали, рассыпались в пыль и прах, но тем не менее, нам, наверное, стоит поговорить о тех шагах в освоении космического пространства, которые были сделаны.
Значительный шаг сделал Китай. Его план освоения Луны оказался правильным и четко отработанным. Мало того что довезли, так еще и удачно посадили свой луноход Chang'e 4 на обратную сторону Луны.
Можно было поздравлять китайских покорителей Вселенной, они стали первыми, кто смог это сделать.
К Луне рвались и другие, прямо какой-то Год Луны получился, но увы, израильский космический аппарат Beresheet и индийский Chandrayaan-2 разбились о поверхность спутника.
Однако дорогу осилит идущий, или, если говорить, используя фольклор победителей, «путь в тысячу ли начинается с одного шага».
Мало у кого все получается с первого раза. Но посмотрим, видимо, индийский и израильский флаги на поверхности Луны – вопрос времени.
О российской лунной программе поговорить было бы интересно, если бы… впрочем, ладно.
Перенесемся на Марс. Благо полет мысли позволяет.
На Марсе у нас правят бал американцы. Да, они потеряли один марсоход, «Opportunity», связь с которым была нарушена во время марсианской пылевой бури еще в прошлом году, и восстановить ее не получилось. В НАСА объяснили все тем, что марсоход не смог подзарядить аккумуляторы, вероятно, солнечные батареи были повреждены или забиты пылью.

«Opportunity» списан со счетов, хотя реально проработал намного больше планируемых 90 суток.
В настоящее время на Марсе еще работает марсоход «Curiosity», высадившийся в августе 2012 года.

Плюс стационарная геофизическая миссия Interior Exploration using Seismic Investigations, Geodesy and Heat Transport (InSight), оказавшаяся на равнине Элизий в ноябре 2018 года.

В общем, США на Марсе чувствуют себя если не как дома, то весьма вольготно. Осваивают потихоньку.
Нам до них, к сожалению… как до Марса.
Летим дальше? Летим. Дальше у нас астероиды. А на астероидах – японцы.
Точнее, полноценный представитель Японии, межпланетная станция «Hayabusa 2», работавшая до ноября на орбите вокруг астероида Рюгу. Японский зонд высаживался на поверхность астероида и даже бомбил его с орбиты. Натуральной бомбой со взрывчатым веществом, чтобы имитировать столкновение с другим небесным телом.

Причем «Hayabusa 2» смог собрать осколки, образовавшиеся при взрыве и теперь везет их на Землю.
Наверное, стоит отдельно отметить, что еще в начале выполнении миссии «Hayabusa 2» пара мини-роботов, запущенных с зонда, совершила первую в истории успешную мягкую посадку на астероид. В том числе роботы сделали фотографии поверхности и передали их на зонд.
Расстояние от Земли до Рюгу приблизительно 280 000 000 километров.
Это исключительно к вопросам управления. Роботы «Hayabusa 2» отстыковались от аппарата, совершили посадку в заданном районе, сделали фото и передали их. Ну для мини-роботов – очень даже прекрасное выполнение задания.
Конечно, до российского андроида Феди, который «работал» на МКС, им очень далеко. Чуть меньше, конечно, чем 280 миллионов километров, но все-таки.
Американцы здесь (в смысле, в поясе астероидов) тоже присутствуют. Их аппарат OSIRIS-REx прибыл к астероиду Бенуа и тоже чем-то там занимается.

Ну и наконец, то, в чем мы традиционно сильны. Или думаем, что традиционно сильны. То есть пилотируемые полеты человека.
Уходящий 2019 год был ознаменован многими событиями. Первое – это полет корабля «Crew Dragon» компании SpaceX, которые взлетел, долетел до МКС, пристыковался к американскому модулю «Harmony», затем был отстыкован и вернулся на Землю.
Миссия ставила целью проверку всех узлов и систем корабля и была признана успешной.

Вообще, эта миссия фактически означает потерю Россией монополии на доставку астронавтов на МКС. Стоит отметить, что один астронавт, привезенный на МКС, пополнял бюджет «Роскосмоса» на 80 млн. долларов. Видимо, кому-то придется затягивать пояса.
Но это только половина дела. Вторая половина – это американский же «Starliner» от «Боинга», который хоть и не смог догнать МКС и пристыковаться к ней вследствие программной ошибки, но продемонстрировал, что он в состоянии подняться на орбиту, летать там и опуститься обратно.
Американцы вообще сильны своей конкуренцией. «Боинг» не меньше, чем SpaceX, хотел бы грызануть от космического бюджета, поэтому уверен, что программистов там толерантно накажут и заставят исправить все огрехи. И «Starliner» полетит, точнее, научится долетать до МКС. Остальное он уже умеет.
А что же мы? А как мы смотримся?
Мы смотримся прекрасно. Роль «бомбил» на «шестерках» — наше все. Пусть вместо «шохи» у нас «Союз», которому всего-то полсотни лет, главное – мы когда-то были впереди всех. И это надо помнить, гордиться и все такое.
Нет, конечно, подвигом Королева и Гагарина гордиться надо. Вот только на прошлом далеко не улететь, увы, и день сегодняшний яркий тому пример. Пока все прогрессивные страны осваивают Луну, Марс, летают на астероиды, мы исправно возим американцев на МКС и снабжаем их всем необходимым. Уменьшая свое присутствие, поскольку негде там особо нашим работать, нет лишних мест на МКС в научных модулях.
Между тем только «шоха», он же «Союз», нам и остается. С бывшей «Федерацией» или, по-новому, «Орлом», все по-прежнему сложно.
Корабль очень дорогой, очень тяжелый, ракеты-носителя для него толком опять-таки нет, то есть к Луне мы лететь не можем, на МКС дорого. Потому «Союз», и на этом все достижения заканчиваются.
Я бы с удовольствием поговорил о достижениях, честное слово. Уже предвижу, как особо оголтелые патриоты мне это в вину поставят, но что делать? Чем тут гордиться, если на всех достижениях человечества стоят американский, японский, индийский, китайский да какой угодно флаг, кроме российского?
Честно пытался найти хоть что-то. Нашел.
Запуск российско-германской обсерватории «Спектр-РГ» («Спектр-Рентген-Гамма»). Ее запустили в июле после кучи переносов с космодрома Байконур. Но в итоге запустили. Это полезное дело, учитывая, что последний раз мы успешно что-то запустили аж в 2011 году. Это был радиотелескоп «Спектр-Р».
А «Спектр-РГ» позволит делать полный обзор неба в рентгеновском диапазоне.

Но даже здесь есть ложка дегтя, увы. Многоцелевая платформа «Навигатор» производится ОКБ имени Лавочкина. Наша. Телескоп ART-XC тоже вроде бы наш. Но… отечественные зеркала оказались некачественно сделаны, потому их использовать оказалось невозможно.
Выручали… правильно, американцы!
В Космическом центре Маршалла (подчинение НАСА, США), были изготовлены зеркала для российского телескопа. С ними он и улетел к месту прохождения службы.
Собственно, на этом все. Очень хотелось бы говорить о достижениях российской космонавтики, но совершенно не моя вина, что все достижения сегодня заключаются в переименованиях всего подряд: кораблей, заводов и тому подобной деятельности. Увы.
А пока господин Рогозин и компания развлекаются играми с бывшим советским наследием, нам остается с тихой грустью наблюдать, как американские, европейские, китайские, японские и прочие (только не российские) корабли бороздят просторы Солнечной системы.
И утешать себя фразой «Зато мы были первыми».
Вот только еще лет через двадцать таких темпов «развития» утешением это будет очень слабым.
И да, возвращаясь к заголовку. Так чего не видно в лунном свете? Правильно, хоть каких-то достижений российской космонавтики. Их, правда, и при солнечном не различить. К сожалению.Original Article