МИНОНОСЕЦ “ДЛЯ НУЖД ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА”

.

Резкое обострение политической обстановки на Дальнем Востоке в конце XIX века, вызванное прорывом на политическую арену Японии, заявившей о себе победоносной войной с Китаем 1894–1895 годов, кардинально изменило всю морскую политику Российской империи.

Настоятельная необходимость усиления военно-морского присутствия в этом регионе заставила российское Морское министерство пересмотреть весь ход выполнения кораблестроительной программы 1895 года и утвердить в начале 1898 года новую, получившую наименование “для нужд Дальнего Востока”. Объединенная с программой 1895 года единым сроком выполнения (1905 год), она должна была обеспечить превосходство русского флота на Тихом океане над японским.


Не последнюю роль в новой кораблестроительной программе занимали миноносцы, в том числе и мореходные с увеличенным до 350 т водоизмещением.
Стремясь до 1 января 1904 года* “выполнить наибольшую часть заказов по срочному судостроению”, Морское министерство решило часть заказов на новые миноносцы разместить за границей “на тех верфях, которые занимаются их постройкой, и сами создали типы с полным успехом в отношении морских качеств”.
Для размещения заказов за границей требовалось разработать, как сейчас сказали бы, тактико-техническое задание (ТТЗ) на проектирование.
В апреле 1898 года Морской технический комитет (МТК) представил в Главное управление кораблестроения и снабжений (ГУКиС) разработанное им такое тактико-техиическое задание или, как тогда говорили, “Программу для составления проекта миноносца до 350 тонн водоизмещения”. Это задание определяло основные требования к улучшенному типу миноносца. Водоизмещение “в полном боевом вооружении” и с запасом топлива, не меньшим 17 % от полного водоизмещения, не должно было превышать 350 тонн.
“Программой” определялись основные толщины стали для корпуса, ширстрека, переборок и стрингеров. Так, например, толщина листов внутренних палуб и платформ «должна быть соразмерна с давлением столба воды под верхнюю палубу». На проектируемом миноносце исключалось присутствие дерева “во внутренних устройствах”, то есть в офицерских каютах и кубриках. Особое внимание МТК обращал на укрепление носовой оконечности при помощи брештуков или иным способом “для таранения миноносцев”. Скорость хода проектируемого миноносца при полном водоизмещении с нормальным запасом топлива определялась в 27 уз “в непрерывном плавании на все время, какое возможно по нормальному запасу топлива, с увеличенным комплектом машинной команды за счет других грузов во избежание чрезмерного утомления”. Число гребных винтов — два. Система паровых котлов допускалась или Ярроу, или Нормана, при объеме угольных ям и мест “для погрузки топлива в мешках” не более 23 % от полного водоизмещения.
Артиллерийское вооружение включало два 75-мм орудия со 160 патронами и пять 47-мм, с боезапасом 270 выстрелов — на каждое. Число минных (торпедных) аппаратов — три. В крайнем случае допускалась “сбавка на одно 75-мм орудие и один минный аппарат”. 6 офицеров и 54 нижних чина составляли экипаж корабля. Далее в “Программе” оговаривалась масса вооружения, багажа команды, провизии и различных запасов. Забегая вперед, следует заметить, что именно это техническое задание легло в основу проектирования миноносцев на заводах О. Нормана (“Форель”), “Форш э Шантье” (“Осетр”), “Лейрд Бразерс” (“Сом”) и Невском (“Акула”).
Из германских заводов это задание направили на завод “Ховальдтсверке”, фирме Ф. Круппа в Киле (быв. завод “Германия”) и фирме Ф. Шихау. “Ховальдтсверке” сразу же отказалась от проектирования и постройки миноносцев. Фирма Ф. Круппа (“Германия”) приняла предложение Морского министерства и вскоре представила проект миноносца “в 350 тонн”.
18 июня 1898 года на заседании МТК этот проект рассмотрели и о результатах доложили управляющему Морским министерством вице-адмиралу П.П. Тыртову, который принял решение “выждать получение проектов от других заграничных заводов”. За три дня до этого, 15 июня, техническая контора Р.А. Цизе, представляющая машино- и судостроительные заводы Ф. Шихау в Эльбинге и Данциге, представила начальнику ГУКиС вице-адмиралу В.П. Верховскому “чертеж и описание эскадренного миноносца в 350 тонн водоизмещением со скоростью 27 узлов”.
30 июня состоялось новое заседание МТК под председательством вице- адмирала И. М. Дикова, рассмотревшее проекты завода «Ф. Шихау” и фирмы Ф. Круппа. Сравнив их, присутствующие пришли к выводу, что “проект “Ф. Шихау” наилучшим образом отвечает заданиям технического комитета”. Отметив такие его достоинства, как удовлетворительное отношение длины к ширине (8,7), соответствие числа минных аппаратов предъявленным требованиям (три), а также и то, что “части корпуса утолщены надлежащим образом с весьма незначительными отступлениями в размерениях шпангоутов”, а также, что “число сил механизмов наибольшее”, МТК принял решение предложить заводу, в случае применения котлов отличного “от указанного в программе типа”, прислать их чертежи “с доказательством преимущества их перед котлами, назначенными по программе”. Ознакомившись с материалами заседания, управляющий Морским министерством согласился заказать миноносцы фирме “Ф. Шихау” “со всеми указанными комитетом замечаниями”, приказав определиться с их стоимостью и сроками постройки.
5 августа 1898 года уполномоченный машино-судостроителыюй фирмы “Ф. Шихау” в Эльбинге в Пруссии инженер Рудольф Александрович Цизе заключил контракт с начальником Главного управления кораблестроения и снабжений вице- адмиралом Владимиром Павловичем Верховским на постройку “для Российско-императорского правительства” четырех эскадренных миноносцев “с механизмами тройного расширения системы Шихау” и с “окончательной отделкой и полным изготовлением их к службе…”.

Это был не первый контракт, заключенный российским Морским министерством с фирмой “Ф. Шихау”. Начало сотрудничества с этим германским заводом, основанным Фердинандом Шихау в 1837 г. в Эльбинге и в Данциге (ныне польские города Эльблонг и Гданьск), относится к ноябрю 1876 года. Тогда “Ф. Шихау” предложил построить для русского флота миноноску (впоследствии “Карабин”), а через 2 года он строит по заказу России еще 10 таких миноносок. В 1885 году Морское министерство размещает на заводе заказ на девять “стотонных” миноносцев типа “Або» для Балтийского и Черноморского флотов, а вслед за ними еще на два “Адлер” и “Анакрия”. Начало 90-х годов XIX века ознаменовалось заказом фирме более крупных минных судов — трех минных крейсеров типа “Казарский”. Все эти корабли отличались завидным качеством постройки и послужили прототипами для строительства “миноносных судов” на отечественных заводах.
Этим контрактом стоимость каждого миноносца определялась в 472 тыс. кредитных рублей или 1020 тыс. германских марок. В эту цену входила и установка минного вооружения, которое Морское министерство обязалось доставить фирме по первому требованию, при том без расходов со стороны “Ф. Шихау". Эта сумма выплачивалась заводу при достижении миноносцами скорости хода в 27 уз. “при полном водоизмещении на трехчасовой пробе”.
К работам завод приступал немедленно по заключении контракта и обязался приготовить миноносцы в Эльбинге для испытаний: первый — 1/13 января 1900 года, остальные три через двадцать один месяц после подписания настоящего контракта. Окончательная приемка миноносцев должна была состояться в Пиллау.
На испытаниях каждый миноносец “должен был иметь добавочный груз”, заменяющий массу отсутствующего вооружения и недостающего на тот момент снабжения (104,7 т). Кроме этого завод обещал провести еще один дополнительный выход в море для определения циркуляции. Контракт предусматривал следующие неустойки, которые должен был бы выплатить завод Шихау: в случае просрочки в один месяц — один процент от стоимости миноносца, два месяца — два процента и т. д. Если срыв контрактных сроков превысит четыре месяца, то Морское министерство было вправе отказаться от заказа.
“Непреодолимыми препятствиями”, которые давали право на продление контрактных сроков считались лишь: пожар, наводнение, землетрясение, ураган, “моровая язва”. За недостижение миноносцем при испытании 0,25 узла первого узла хода штраф составил бы — 12 тыс. германских марок; 0,5 узла второго узла — 20 тыс. германских марок. Если скорость окажется менее 25 уз, то Морское министерство также было в праве отказаться от приемки миноносцев, и в течение одного месяца завод должен был выплатить неустойку в размере 3,5 % годовых и возвратить все полученные им платежи.
Если в процессе постройки будут выявлены отступления от чертежей или спецификации, не согласованные с Морским министерством или с русскими, наблюдающими за постройкой миноносцев, то фирма обязуется по первому требованию Морского министерства "все недостатки или неудовлетворительности в работе исправить или переделать во всем согласно с требованием па свой счет и без всякой за то платы”.
Миноносец типа “Кит”: (продольный разрез, план трюма и вид сверху)
1 — кормовой флагшток; 2 — 47-мм орудие; 3 — кормовой мостик; 4 — “17-футовый” минный аппарат; 5 — дымовая труба; 6 — шлюпка системы Френсиса; 7 — камбуз; 8 — ходовая (боевая) рубка; 9 — мачта; 10 -75-мм орудие; 11 — носовой кубрик команды; 12-паровой котел; 13 — главная машина; 14-офицерские помещения; 15 — унтер- офицерская (кондукторская) каюта; 16 — кормовой кубрик команды; 17 — гребной винт; 18 — перо руля; 19 — угольная яма; 20 — конденсатор; 21 — офицерские каюты; 22 — кают- компания; 23 — каюта командира корабля; 24 — буфет; 25 — умывальник; 26 — якорь; 27-сходной люк; 28 — горловина угольной ямы; 29 — машинный люк; 30 — световой люк.

Тактико-технические элементы и устройство заказанных миноносцев были следующие: длина между перпендикулярами составляла 61 м, наибольшая ширина по шпангоутам 7 м; что касается осадки миноносцев, то эта величина в спецификации указывалась “до ватерлинии без нижней части ахтерштевня” (1,8 м или “8 фут 10 и 5/16 дюйма”). Высота от верхней части киля до верхней части бимса составила 4 м.
12 водонепроницаемых переборок проходили от киля до верхней палубы, в носовой части миноносца находились еще три переборки от киля до жилой палубы. Их толщина от 4 мм уменьшалась к верху до 3,5 мм. Толщина наружной обшивки первоначально составляла — “в середине судна” 5.5 мм и 4 мм в оконечностях, после пересмотрения спецификации в апреле 1899 года МТК потребовал, чтобы толщина наружной обшивки соответствовала программе, а именно: «в оконечностях должна быть вместо 4 мм, назначенных спецификацией, для ширстрека в 5 мм, а для прочих поясов — 4,5 мм”. Кроме того, на высоте 100 мм от грузовой ватерлинии обшивка оцинковывалась. Толщина листов палубной обшивки уменьшалась от 4.5 мм в средней части до 3 мм в оконечностях.
По мнению корабельного инженера Лидова, в свое время проведшего сравнительный анализ мореходных качеств миноносцев завода Ф. Шихау в сравнении с миноносцами постройки заводов Нормана, Лейрда и Невского, первые по образованию корпуса “резко отличаются от всех… в более невыгодную сторону, как это обнаружилось из плавания. Что касается крепости, то более солидными миноносцами в отношении крепости корпуса являются миноносцы Шихау. При меньшем отношении длины к ширине и при одинаковых остальных элементах, они имеют еще более усиленные части корпуса и большое число водонепроницаемых переборок”.
В носовой части сразу за срезом полубака помещалась боевая рубка, выполненная из листовой стали толщиной 3 мм. Внутри рубки размещались “паровая и ручная штурвальные машины”, компас и машинные телеграфы, а также рупоры переговорных труб в машинное отделение. Иллюминаторы боевой рубки, которая также являлась и рулевой, снабжались устройствами, позволяющими очищать их от брызг, грязи и т. п. с обеих сторон одновременно. За рулевой рубкой находился камбуз, также выстроенный из 3-мм стали. Над рубкой размещался командный мостик, изготовленный из сосновых планок толщиной 35 мм. На нем располагались: штурвал, машинные телеграфы, компас и переговорные трубы, ближе к корме помещался прожектор.

На полубаке миноносца стоял паровой шпиль для якоря и крепилась фиш-балка. Два якоря, один массой 400 кг и другой 300 кг снабжались стальным тросом длиной 150 м, что, как показала практика, оказалось не совсем удачно, так как миноносцы впоследствии, стоя на якоре, дрейфовали “при самом слабом ветре и течении”. На миноносцах предусматривалась установка одной сигнальной мачты на каждом с вантами и штагами из стальной проволоки. Покрытие верхней палубы выполнялось из линолеума, “приклеенного и кроме того прикрепленного полосами оцинкованного железа”. В кормовой части между 6 и 36 шп. на стойках крепился солнечный тент.
Согласно спецификации, миноносцы были снабжены двумя 5-метровыми шлюпками Френсиса, четырьмя спасательными пробковыми кругами и четырьмя пробковыми спасательными поясами.
Для команды отводились два кубрика, один в носу, другой в корме. В носовом кубрике 8 человек помещались на рундуках, а 16 на подвесных койках, в кормовом кубрике — 6 на рундуках и 12 в койках. Вся мебель: рундуки, табуреты, различные шкафчики были выполнены из алюминия, а все палубы покрыты линолеумом. Подволоки во всех помещениях окрашивались цинковыми белилами.
Офицерские помещения на миноносцах состояли из каюты командира, трех одноместных, одной двухместной кают офицеров, кают-компании и буфета. Рядом помещался ватерклозет.
По подписанной в августе 1898 года спецификации все офицерские помещения отделывались полированным ореховым деревом. Из него же должны быть изготовлены шкафы и прочая мебель: столы в командирской каюте и кают-компании, стулья и буфеты. Но после пересмотра спецификации в апреле 1899 года вся деревянная мебель и деревянная отделка кают была заменена на металлическую из стали, алюминия или иного “несгораемого материала”. Дерево допускалось только на отделку “лишь в виде тонких килевок для покрытия швов». Согласно новым требованиям МТК, рундуки для команды, офицеров, а также местные шкафы, буфеты, умывальники и большие столы изготовлялись из металла “с самым ограниченным употреблением дерева”.
В командирской каюте предусматривался диван, набитый конским волосом и покрытый чехлом, и крепившаяся к стеие койка. В каждой офицерской каюте (вне зависимости от количества жильцов) стояло по две койки. В каютах также находились шкафы и умывальники, в командирской каюте, кроме того, и зеркало. За каютами офицеров располагалось помещение для унтер-офицеров. Командный ватерклозет находился по левому борту носовой части отдельно от находившихся там помещений. Патронные погреба помещались под жилой палубой — один в носу, а другой в корме, там же под жилой палубой помещались и различные кладовые и цистерны для воды.
На миноносцах стояло по две вертикальные машины тройного расширения пара, общей мощностью около 6000 индикаторных л.с. или, как было указано в спецификации, машины имели "силу достаточную, чтобы дать миноносцу требуемую скорость 27 узлов…”. Пар образовывался в четырех водотрубных котлах системы Шихау. Котлы стояли “спинками”, а не топками друг другу, как на большинстве миноносцев того времени. Благодаря такому их расположению, стало возможным поставить между котлами непроницаемую переборку и разделить таким образом носовое и кормовое кочегарные отделения, каждое на два водонепроницаемых отсека, т. е. средняя часть миноносца вместо трех отделений оказалась разбитой на пять. В связи с таким расположением котлов, на миноносцах ограничились всего двумя дымовыми трубами (вместо четырех, как на прочих миноносцах, строившихся по этой программе), что позволило установить на палубе три минных аппарата.

В машинном отделении, кроме двух машин, стояли две питательные помпы, трюмный паровой насос, дистилляционный аппарат и динамомашина для электрического освещения. В кочегарных отделениях находилось по центробежному вентилятору “для снабжения этих отделений достаточным количеством воздуха во время форсированного хода”.
Водоотливные средства миноносцев состояли из восьми эжекторов; в носовых и кормовых переборках были устроены клинкеты для перепускания воды; имелась одна циркуляционная помпа. В довершение этого на палубе помещался переносной насос.
Артиллерийское вооружение миноносцев включало одно 75-мм орудие и пять 47-мм, боезапас для 75-мм орудия составлял 160 снарядов, для 47-мм пушек — 1350 патронов на пять орудий. Минное вооружение состояло из трех минных аппаратов для “17-футовых мин Уайтхеда” (как в то время именовали торпеды), калибром 381 мм и шести торпед.
В сентябре 1898 года ввиду запроса Р.А. Цизе о том. кто будет заказывать минные аппараты для кораблей, строящихся у Шихау, МТК уведомил фирму, что все минное вооружение будет доставлено от Морского министерства, но установка его на место “лежит на обязанности Шихау” (минное вооружение для миноносцев заказали на заводе Беллино-Фендерих в Одессе).
При рассмотрении контракта сразу бросается в глаза то, что испытания и сдача первого миноносца приходились на январь. При подписании контракта Морское министерство не обратило на это должное внимание, но по мере строительства миноносцев вынуждено было признать большую трудность и почти невозможность провести ходовые и сдаточные испытания в январе. Срок испытания пришлось передвинуть на весну 1900 года.
Спецификация, подписанная в августе 1898 года, также, спустя почти девять месяцев, подверглась значительным изменениям и дополнениям. Кроме уже перечисленных выше изменений в части толщин обшивки и устройства внутренних помещений, 12 апреля 1899 года на заседании МТК было принято еще несколько изменений и дополнений. В частности, на миноносцах решили установить рельсовый путь для подачи торпед к аппаратам.
Изменили и способ хранения торпед, четыре из них, без зарядных частей, должны были храниться под жилой палубой в носовой части и две в ящиках-кранцах на верхней палубе. Зарядные (головные) части торпед хранились в носовой части миноносца под жилой палубой, рядом с хранилищем самих торпед. Для их подачи из жилой палубы предусмотрели устройство подвесного рельсового пути. Тогда же положительно решили и вопрос об устройстве на миноносцах парового отопления.
18 апреля Ф. Шихау уведомил письмом Морское министерство, что, так как в выданной ему в свое время “Программе для проектирования миноносца” динамо-машина и прожектор включены в минное вооружение (как, впрочем, и в контракте), он не включил в стоимость миноносца ни стоимость динамо-машины, ни стоимость прожектора, и потому для их установки на заводе требуется сделать дополнительный заказ.
20 октября того же года Ф. Шихау обратился в ГУКиС с просьбой “командировать на завод в Эльбинг морского офицера, могущего дать необходимые указания относительно расположения минного вооружения, электрического освещения и навигационных приборов”. По приказанию Управляющего Морским министерством за границу для наблюдения за постройкой заказанных в Германии кораблей (крейсера в 3000 тонн водоизмещения, получившего впоследствии имя “Новик”, и 4- х миноносцев) был командирован капитан 2 ранга П.Ф. Гаврилов, он же был назначен и командиром строящегося крейсера. Помощником к нему назначили младшего судостроителя Н.Н. Пущина.
6 декабря 1898 года П.Ф. Гаврилов прибыл в Эльбинг.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.