НА ТРЕХ ФРОНТАХ

В ходе Первой мировой войны 1914–1918 годов балтийские миноносцы типа “Инженер-механик Зверев”, также переклассифицированные в эскадренные и прошедшие в 1910–1912 годах капитальный ремонт, но уже морально устаревшие, могли решать лишь второстепенные задачи: им поручалось главным образом конвоирование крупных кораблей, причем они нередко отражали атаки германских подводных лодок. Так, 16 июля 1915 года “Боевой” пытался атаковать неприятельскую подводную лодку. Вечером того же дня “Внушительный”, конвоировавший крейсер “Рюрик", протаранил германскую лодку. Удар пришелся кормовой частью, поэтому миноносец повредил гребной винт и погнул перо руля. На месте столкновения появилось большое маслянистое пятно, свидетельствовавшие о повреждениях лодки.


Четыре дня спустя при аналогичных обстоятельствах таранил вражескую подводную лодку эскадренный миноносец “Внимательный”.
14 ноября 1917 года погиб, подорвавшись на мине, эскадренный миноносец “Бдительный”, которому оторвало носовую часть по командирский мостик. Из всей команды удалось спастись только десятерым.
Что касается миноносцев Сибирской флотилии, то несмотря на ряд последовательных ремонтов, проводившихся на них в 1909–1913 годах, Первая мировая война сразу показала их полную непригодность для выполнения даже такой простой задачи, как охрана подступов к Владивостоку. Хуже всего обстояли дела на миноносце “Беспощадный”, котлы которого требовали срочной замены трубок, но их во Владивостокском порту не было, и хотя они были заказаны, “но точного уведомления об их готовности не имелось”, и миноносец сдали порту.
“Бесшумный” закончил ремонт и начал кампанию только 1 июня 1916 года. В секретном отчете по инспектированию судов, команд флота и береговых учреждений Сибирской флотилии, представленном командующим флотилии вице-адмиралом М.Ф. Шульцем морскому министру И.К. Григоровичу в 1916 году о состоянии миноносца “Бесшумный” говорилось, что он находится “в совершенно исправном и отличном состоянии по механизмам, котлам и корпусу”.
19 ноября закончил ремонт и начал кампанию “Бесстрашный”. В том же 1916 году миноносец “Бесшумный” с отрядом миноносцев 1-го дивизиона совершил плавание в Хабаровск и обратно протяженностью 4500 миль, из которых 2000 миль миноносцы прошли по реке Амур.
В июле 1916 года приказом по Морскому ведомству официально было объявлено о формировании флотилии Северного Ледовитого океана.
Для ее усиления МГШ принял решение перевести на Север ряд кораблей Сибирской флотилии, среди этих кораблей были и миноносцы.
В первой половине 1916 года успешный переход на Север совершили миноносцы “Властный” и “Грозовой”. А в том же 1916 году началась подготовка к переходу второй группы миноносцев (“Бесшумный”, “Бесстрашный”, “Капитан Юрасовский” и “Лейтенант Сергеев”). Благополучно пройдя четыре океана: Тихий, Индийский, Атлантический и Ледовитый, миноносцы прибыли на театр военных действий уже в 1917 году.
После свержения самодержавия на Севере возникли Центральный морской комитет (Цемак), Центральный комитет кондукторов (Цеконд) и Центральный комитет офицеров флота (Цеофлот). При таком большом наличии руководящих комитетов никакого порядка на кораблях флотилии, разумеется, не было. Наконец с помощью эсеров и меньшевиков командованию флотилии удалось объединить все три комитета в Центральный комитет флотилии Северного Ледовитого океана (Целедфлот).
В феврале 1918 года военно- морской отдел Целедфлота принял решение о составе флотилии на кампанию 1918 года. В строю оставались ^тральщиков, 3 посыльных судна, транспорты “Вайгач” и “Таймыр”, ледоколы “Микула Селянинович” и “Святогор”, суда службы связи, гидрографические и другие специальные службы. Миноносцы вместе с линейным кораблем “Чесма” (б. “Полтава”), крейсером “Аскольд” и рядом посыльных судов и тральщиков должны были перевести в Архангельск и сдать порту на долговременное хранение. 7 мая 1918 года это решение Целедфлота утвердила Коллегия морского комиссариата. Одиако командование Мурманского отряда судов действовало по- своему: спешно провело демобилизацию состава, а корабли оставило в Кольском заливе.
С марта по июнь 1918 года миноносцы находились в Мурманске в ведении порта без команд. В начале июня, после гибели от германских подводных лодок парохода “Федор Чижов” и посыльного судна “Харитон Лаптев”, приписанного к гидрографической экспедиции. Центральный комитет мурманской флотилии обратился через краевой совет к союзному командованию в лице адмирала Кемпа с просьбой привести миноносцы в боевую готовность для защиты каботажного плавания от германских подводных лодок.

Учитывая, что у командования флотилии нет ни команд для укомплектования миноносцев, ни средств для их ремонта, адмирал Кемп предложил укомплектовать миноносцы союзными командами и провести их ремонт, с тем однако условием, чтобы эти корабли перешли в ведение английского командования и плавали бы под английским флагом. Центральный исполнительный комитет, опасаясь, чтобы миноносцы не были захвачены, предложил иметь на них приблизительно 20 % русской команды (16 человек) при двух офицерах, из которых один командир, а также плавать под русским флагом, на что скоро было получено согласие союзного командования. После этого миноносцы подошли для ремонта: “Бесстрашный” — французскому крейсеру “Адмирал Об”, а “Бесшумный” был подведен к русскому транспорту- мастерской “Ксения” с тем, чтобы после окончания ремонта укомплектовать миноносец полностью русской командой.
После ремонта на “Бесстрашный” была назначена французская команда, но с русским командиром, но после аварии миноносца команду перевели на “Бесшумный”. Оставшиеся два миноносца “Капитан Юровский” и “Лейтенант Сергеев" также укомплектовали иностранными командами, но плавали они под русскими флагами. Все эти события происходили уже после начала интервенции на Севере. В течение августа—октября 1918 года все три миноносца несли конвойную службу. Они сопровождали транспорты с войсками интервентов и белогвардейцев.
В конце февраля 1920 года миноносцы находились в Архангельске и в Мурманске. После восстановления советской власти на Севере миноносцы так и остались стоять в этих портах. Состояние их было ужасающее, они оказались полностью разграблены, механизмы требовали замены, вооружение снято.
Шесть из оставшихся на Балтике миноносцев этого типа в сложной ледовой обстановке совершали в апреле 1918 года переход из Гельсингфорса в Кронштадт с неполными командами. В мае к ним присоединялся седьмой миноносец — “Бурный”. Летом и осенью 1919 года наиболее исправные из них включили в состав Онежской военной флотилии ("Внушительный”) и Действующего отряда на Ладожском озере («Выносливый” и “Инженер-механик Дмитриев”).

После гражданской войны простоявшие четыре года в кронштадтских гаванях без должного ухода корабли уже не представляли боевой ценности. В числе разобранных в 1924–1925 годах на металл оказались “Боевой” и “Бурный”, исключенные в ноябре 1925 года из списков флота.
Оставленные в резерве “Инженер-механик Дмитриев» и “Инженер-механик Зверев” в 1920 году выходили на боевое траление в Балтийском море. Через год к ним присоединились также переоборудованные в тральщики “Внимательный”, «Выносливый” и “Внушительный”.
В 1922 году все пять кораблей, официально переведенные в класс тральщиков, вошли во 2-й дивизион дивизии траления.
В мае того же года „в связи с общим сокращением расходов на флот” дивизия была сведена в отряд траления и тральщик “Внимательный” сдан в порт “для ликвидации“.
В ноябре 1922 года созданная при ЦК РКП(б) специальная комиссия “для рассмотрения годового плана судостроения и оборонительных работ” представила на рассмотрение ЦК, составленную ей сводную ведомость расходов на судоремонт.
24 ноября того же года председатель комиссии заместитель наркомвоенмора Э.М. Склянский имел длительную беседу с В.И. Лениным. Ознакомившись с проектом программы, В.И. Ленин счел расход в 10 млн рублей, определенный комиссией для восстановления флота, “безобразно великим” и предложил снизить ее до 7 млн, а оставшиеся деньги перевести Наркомпросу. “Флот нам не нужен, — категорически заявил В.И. Ленин, — а увеличение расходов на школы нужны до зарезу”. При этом он настаивал на сокращении на треть количества всех военных кораблей, в том числе и эскадренных миноносцев. “Я думаю, — писал В.И. Ленин И.В. Сталину, — что флот в теперешних размерах хотя и является флотишкои, по справедливому замечанию т. Склянского, все же для нас это непомерная роскошь».
Это письмо было роздано членам Политбюро для обсуждения и голосования ленинского предложения сокращения расхода на судоремонт.

Против этого сокращения выступил Л.Д. Троцкий, написавший на полях письма: “Не могу признать правильным такой метод сокращения “на глаз”. Его поддержал Л.Б. Каменев, сославшись на то, что большинство заводов получили уже заказы для нужд флота.
29 ноября В.И. Ленин написал второе письмо И.В. Сталину. Считая общее число перечисленных в программе кораблей “излишним и неоправданным условиями нашей военно-морской силы”, В.И. Ленин снова предложил ограничить расход на судоремонт в 7 млн. рублей”, обязав военных специалистов рассчитать, какое общее число эскадренных миноносцев, линейных кораблей, подводных лодок и “прочего флота получится при таком расчете”. “Я думаю — писал В.И. Ленин — что иначе произвести сокращение нашего флота нам не удастся, ибо моряки-специалисты, естественно, увлекаясь своим делом, будут взвинчивать всякую цифру между тем, как при громадном расходе, который мы ассигновали па авиацию, мы должны быть вчетверо, вдесятеро осторожнее в отношении расхода на флот… Что касается соображений Каменева, он отметил, что заказы будут даны заводам “на удовлетворение крестьянских нужд, а никоим образом не на такую вещь, как флот”. Так как “держать флот, — еще раз подчеркнул В.И. Ленин в своем втором письме, — сколько-нибудь значительного размера нам, по соображениям экономическим и политическим, не представляется возможным”.
Политбюро ЦК РКГ1 (б) на заседании 30 ноября 1922 года, рассмотрев еще раз вопрос о судоремонтной программе, постановило сократить общую сумму расходов на ремонт судов до 8 млн рублей. Сэкономленные средства, согласно предложению В.И. Ленина, были ассигнованы Народному комиссариату просвещения. Также часть судостроительных заводов по предложению В.И. Ленина была переведена на изготовление изделий, “необходимых крестьянству”.
В списки судов, не подлежащих восстановлению, попали и миноносцы “Бесшумный”, “Бесстрашный” и так и простоявший в ожидании обещанных трубок во Владивостоке “Беспощадный”. В 1922 году их исключили из списков флота.
Сданный в 1922 г. на долговременное хранение “Внушительный”, а также заканчивавшие в 1924–1925 годах боевое траление “Выносливый”, “Инженер-механик Дмитриев” и “Инженер-механик Зверев” получили 5 февраля 1928 года новые наименования: “Мартынов”, “Артемьев”, “Рошаль” и “Жемчужин”. Первый из них, до 1928 года находившийся на долговременном хранении, еще два года был учебным кораблем Военно-морской академии РККФ, а затем его передали Осоавиахиму. После капитального ремонта в 1934 году “Мартынов” включили в состав Морских сил Балтийского моря. Старому миноносцу довелось поучаствовать еще в одной войне — советско-финской (сдан на слом в 1940 году).
Однако самым “долгожителем" из кораблей этой серии оказался “Артемьев”. С 1926 по 1928 год он выполнял роль посыльного судна, после чего находился на хранении (в 1932 году передан Осоавиахиму). Корпус корабля стоял на р. Екатерингофке в Ленинграде, а во время Великой Отечественной войны затонул. В 1947 году его подняли и разобрали на металл. Тральщики “Рошаль” и “Жемчужин” в 1926 году переклассифицировали в посыльные суда. Второй из них в том же году сдали в порт, а через два года поступил на хранение в порт и “Рошаль”, который год спустя передали на разборку.
В январе 1930 года был сдан в Отдел фондового имущества и “Жемчужин”. Миноносцы “Капитан Юрасовский” и “Лейтенант Сергеев” в марте 1920 года вошли в состав Беломорской военной флотилии, а через месяц — Морских сил Северного моря, но уже в июне 1921 года оба корабля разобрали на метал и еще через год исключили из списков флота.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.