ПОСТРОЙКА И ИСПЫТАНИЯ МИНОНОСЦА ТИПА КАСАТКА

.

Для постройки миноносцев фирма “Шихау” заложила четыре новых стапеля. Параллельно с их строительством завод занимался заготовкой материала для миноносцев. В марте 1899 года Гаврилов доложил в Морское министерство, что вследствие “высокой воды в продолжение этой зимы работы по устройству спусковых фундаментов несколько затянулись”, и только 26 февраля была выставлена на стапеле первая деталь киля для миноносца, получившего имя “Кит”. Три остальных миноносца по представлению Главного морского штаба (ГМШ) получили наименования “Скат”, “Дельфин” и “Касатка”. В переписке тех лет их чаще относили к типу “Касатка”, и в январе 1899 года они были включены в списки судов Российского флота. 5 марта началась сборка киля миноносца «Скат”, а 17 марта миноносца “Дельфин». На четвертом стапеле закончилась установка блоков, и в конце марта приступили к работам по сборке корпуса миноносца “Касатка”.


Несмотря на определенные трудности во время подготовительного периода, постройка миноносцев шла успешно. К концу июля “Дельфин” был готов к спуску на воду. На церемонии 31 июля 1899 года присутствовал находившийся в это время в Германии управляющий Морским министерством вице-адмирал П.П. Тыртов, прибывший из Берлина в сопровождении русского военно-морского агента (атташе) лейтенанта А. Полиса.
Спуск миноносца на воду сопровождался так называемым крещением, очень поразившим гостей из России. Капитан 2 ранга П.Ф. Гаврилов впоследствии сообщал в ГМШ, что Р.А. Цизе “сказал перед моментом спуска приветственное слово новому детищу своих верфей и разбил бутылку шампанского о форштевень".
Вместе с рапортом об этом событии Гаврилов представил в штаб далеко не литературный, правда, перевод речи Р.А. Цизе. “Ты — первенец нашей новой верфи, — начал, обращаясь к стоящему па стапеле миноносцу, Цизе, — по воле русского императора над тобой с любовью трудились сотни людей!” Упомянув о присутствии на спуске вице-адмирала Тыртова, Цизе с пафосом продолжал: “Пусть обращенный на тебя в эти минуты взор твоего будущего начальника принесет тебе счастье в будущих плаваниях! Счастливого тебе плавания! Гордо носи по морям свой флаг к чести своих строителей! Повелением его величества российского императора дается тебе имя “Дельфип”!
— и закончил свою речь здравицей в честь императора Николая И. После чего “Дельфин” благополучно спустили на воду.
В августе на миноносец погрузили котлы и холодильники (конденсаторы), и в мастерских завода началась сборка механизмов. Командиром “Дельфина” назначили лейтенанта Е.П. Елисеева, которому предписывалось наблюдение за постройкой миноносцев в помощь П.Ф. Гаврилову.
12 октября 1899 года спустили на воду второй миноносец “Скат”. К ноябрю корпус третьего миноносца “Кит” был практически готов, по спуск несколько задерживался, из-за отсутствия “забортных частей гребных валов”. На четвертом миноносце “Касатка” заканчивалась клепка наружного борта.
18 ноября Гаврилов телеграммой на имя управляющего Морским министерством доложил, что “Кит” благополучно спущен на воду. Согласно отношению Главного гидрографического управления, в декабре 1899 года миноносцам присвоили следующие позывные: “Кит” — КЧ; “Скат” — СБ; “Дельфин” — ДИ; “Касатка” — КА, о чем секретной телеграммой от 15 декабря ГМШ сообщил П.Ф. Гаврилову.
В феврале 1900 года “Дельфин” по корпусу и механизмам был уже “совершенно готов”. На миноносце заканчивался монтаж электрического освещения, минного вооружения, оставалась только установка уже полученного артиллерийского вооружения и проводка машинных телеграфов и переговорных труб.
На “Скате” завершалось устройство жилых помещений; на верхней палубе устанавливались стойки леерного ограждения. По донесению Гаврилова, он отставал от “Дельфина” на месяц.
Для “Кита” главные машины были собраны, но стояли пока в мастерской. На миноносце подходили к концу работы по установке котлов и вспомогательных механизмов.
На палубе одного из миноносцев типа “Касатка” во время испытаний. 1900 г.

Постройка четвертого миноносца “Касатка” несколько задержалась неожиданно наступившими в конце февраля — начале марта морозами, заставившими отложить спуск на воду больше чем на две недели. Наконец 4 марта 1900 года “Касатка” благополучно сошла на воду, а 30 марта П.Ф. Гаврилов доложил, что миноносцы «Дельфин”, “Кит” и “Скат” можно считать законченными.
Для испытаний миноносцы должны были перевести из Эльбинга в Пиллау. Так как сдаточные испытания планировалось начать в мае 1900 года, то в конце апреля П.Ф. Гаврилов обратился в Морское министерство с просьбой прислать к 1 мая часть команды и офицеров для участия в испытаниях, а также срочно выслать снаряды к 75-мм орудию и одну торпеду для испытания вооружения миноносцев (в Эльбинг был прислан всего один комплект вооружения). На остальные три миноносца, как артиллерийское, так и минное вооружение, первоначально, предполагалось установить по приходе их в порт Императора Александра 111 в Либаве, но позднее ГУКиС обратилось с просьбой к управляющему Морским министерством об установке вооружения в Кронштадте.
Учитывая, что миноносцы должны отправиться на Тихий океан, и те климатические условия, в каких им придется плавать, П.Ф. Гаврилов обратил внимание МТК на то, что подволоки в жилых помещениях миноносцев ничем не обшиты. „В особенности это скажется, — писал он в своем рапорте, — при сильных холодах, когда будет иметь место отпотевание потолка“. Эти работы он предлагал сделать сверх контракта. Однако Морское министерство направило запрос об оклейке подволоков на миноносцах Балтийского, Черноморского флотов и на Тихий океан. Но на Балтике, на Черном море и на миноносцах Тихоокеанской эскадры подволоки только красились. И лишь на миноносцах, строящихся по заказу Морского министерства в Гавре, помещения покрывались “пробкой по стали, а затем парусиной на рейках”.
Испытания миноносцев несколько задерживались. Причиной этого стала плохая погода. Все время дули сильные ветры, вызывавшие большое волнение. Кроме этого, досадное недоразумение произошло с получением снарядов для испытания артиллерийских установок. По небрежности “Российского общества транспортирования кладей” снаряды были адресованы экспедиционной конторе в Эльбинге без указания, кому предназначен груз, и таким образом пролежали в таможне около пяти дней. Гаврилов, ждавший эти снаряды и обеспокоенный их отсутствием, вынужден был телеграфировать в ГМШ, и только тогда недоразумение прояснилось.
Рудневъ 3-й Владиміръ Ивановичъ, Лейтенантъ.
Родился 3 ноября 1879 г., въ службѣ съ 1898 г., въ чинѣ съ 6 мая 1904 года.
Выйдя въ 1900 г. въ офицеры, В. И. сейчасъ же ушелъ на Востокъ на миноносцѣ „Касатка” и плавалъ на Востокѣ на * Петропавловскѣ- и на крейсерѣ „Разбойникъ”. Осенью 1903 года, ему истекъ срокъ 3-хъ лѣтняго пребыванія на Востокѣ, и онъ къ 12-му января 1904 г. вернулся въ Кронштадтъ изъ Артура. Явившись 22 января по начальству и узнавъ отъ адмирала Макарова, что война неминуема, В. И. попросился снова въ Артуръ, какъ знакомый хорошо съ театромъ военныхъ дѣйствій, и немедленно былъ отправленъ. Пріѣхавъ въ Артуръ 14 февраля, онъ былъ назначенъ на крейсеръ „Баянъ”, на которомъ и находился всю кампанію. Съ 6-го августа, когда „Баянъ” былъ окончательно разбитъ и подорванъ на минѣ, В. И. перешелъ на береговыя позиціи съ дессантомъ крейсера „Баянъ”, командуя ротой. Находился сперва на правомъ флангѣ, затѣмъ былъ переведенъ съ ротой въ центръ, а оттуда 22 ноября утромъ на Высокую гору, прибылъ къ ея подошвѣ 22 ноября въ 12 часовъ дня, а въ 2 часа былъ посланъ генераломъ Кондратенко выбить японцевъ съ ея верхушки. Дойдя до верху, на правой сопкѣ, В. И. былъ въ упоръ раненъ пулей въ лѣвую руку съ раздробленіемъ кости (рота потеряла 75 % убитыми и ранеными) и снесенъ въ Морской госпиталь, гдѣ и пробылъ до 9 марта 1905 года. В. И. кавалеръ орденовъ: Св. Анны 4 ст. съ надписью „за храбрость” съ 20 декабря 1904 г. и Св. Анны 3 ст. съ мечами и бантомъ съ 12 декабря 1905 года.

8 мая миноносец “Касатка” прибыл в Пиллау и встал в док для установки винтов и окраски подводной части. Через 10 дней он был готов для испытаний, которые по изложенным выше причинам все время откладывались. После погрузки на миноносец обусловленных контрактом 104 т добавочного груза “Касатка” вышла на заводские “пробы”, но неудачно, так как на подходе к мерной миле у одного из котлов вследствие засорения две трубки раскалились “докрасна”, и испытания пришлось отложить.
После проведения первого заводского испытания к П.Ф. Гаврилову обратился лично адмирал германского флота фон Боденгаузен с просьбой разрешить ему с группой немецких инженеров сходить на “Касатке” на испытания “для сравнения с принимавшимся одновременно миноносцем, переделанным под императорскую яхту “81е1рпег”. По результатом испытаний адмирал пришел к выводу, что “Касатка” по мореходным качествам несколько лучше “81е1рпег”. Бывшие с адмиралом инженеры согласились, что распределение грузов на русском миноносце более рациональное, чем на германском.
26 мая начались приемо-сдаточные испытания “Касатки”. На мерной миле скорость, достигнутая миноносцем, составила 27,4 уз. С такой скоростью миноносец прошел три часа. Однако некоторые недостатки, выявившиеся при испытании, заставили отложить прибытие из Эльбинга трех оставшихся миноносцев, так как в Пиллау отсутствовали мастерские, и все подлежащее переделкам приходилось отправлять в Эльбинг. 12 июня были наконец получены патроны, и 15-го миноносец вышел на стрельбы, после чего на “Касатке” неделю пришлось потратить на “усиление крепления орудий”.
Отдельные достроечные работы затянулись до конца июня, и только 2 июля, согласно приказу генерал-адмирала (все корабли, “строящиеся за границей, по приеме их в казну должны приходить в Кронштадт для осмотра их и снабжения боевыми припасами перед отправлением по назначению”) “Касатка” пришла в Либаву. Переход миноносец проделал под русским военно-морским флагом, но с неполным числом команды (всего 10 человек). Машинная команда и рулевые были предоставлены за плату 2 тыс. германских марок фирмой “Ф. Шихау”. Командовал миноносцем капитан 2 ранга Муравьев, который вместе с двумя другими командирами строящихся миноносцев капитанами 2 ранга Рудневым и Соловцовым еще в апреле 1900 года прибыл в Эльбинг.
По прибытии в Либаву “Касатка”, согласно полученной от управляющего Морским министерством инструкции, направилась прямо в коммерческий порт, где немецкая команда покинула миноносец, и только после этого “Касатка” вошла в военный порт Императора Александра III. Перед отправлением в Россию на миноносце, согласно приказу управляющего Морским министерством, подволоки жилых помещений были покрыты пробкой.
3 июня был приведен в Пиллау миноносец “Скат”. После заводских испытаний на швартовах, а затем на ходу, 15 июня “Скат” вышел на мерную милю. Водоизмещение миноносца при этом составило 354,2 т. Скорость на мерной миле достигла 27,08 уз. 30 июня 1900 года “Скат” приняли в казну. По окончании работ в жилых помещениях 8 июля “Скат” пришел в Либаву. “Кит” прибыл в Пиллау 17 июня и сразу приступил к испытаниям. Но первое прошло неудачно, и 13 июля состоялось второе испытание на мерной миле, скорость при этом составила 27,4 уз. 29 июля он пришел в Либаву.
Четвертый миноносец “Дельфин” задержался в Эльбинге из-за отсутствия динамо-машины, которую должны были срочно доставить из Берлина, и вышел на мерную милю в Пиллау только 19 августа. Скорость его равнялась 27,25 уз. 20 августа “Дельфин” поднял флаг и вымпел и начал кампанию. И через 7 дней прибыл в Либаву, а затем, выполняя указания генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича, ушел в Кронштадт.
На переходе в Кронштадт “Дельфин” попал в жестокий шторм и вынужден был зайти в Гельсингфорс, при выходе из которого 4 сентября на миноносце произошла первая авария. В паровом котле лопнула водогрейная трубка, вода вытекла, и пар, заполнивший кочегарку, заставил кочегаров выскочить на палубу, не успев “выгрести жар”, в результате образовалась течь еще в нескольких трубках. Только благодаря мерам, принятым корабельным инженер-механиком, котел был спасен от больших повреждений, по для этого пришлось запитать 3-й котел забортной водой и остановить машину.
Циммерманъ Георгій Владиміровичъ, Капитанъ 1-го ранга.
Г. В., происходя изъ потомственныхъ дворянъ Петербургской губерніи, родился въ 1857 г., въ 1879 г. окончилъ Морское училище и произведенъ въ гардемарины. Совершилъ дальнее плаваніе на фрегатѣ „Мининъ“ и заграничное на кораблѣ „Петръ Великій”. Окончилъ офицерскіе артиллерійскіе классы и краткій курсъ миннаго дѣла. Затѣмъ командовалъ судами въ Каспійскомъ морѣ: мореходной канонерской лодкой „Сѣкира” и пароходами „Чикишляръ” и „Красноводскъ”. Въ 1899 г. назначенъ старшимъ офицеромъ на минный транспортъ „Енисей» и на морскую канонерскую лодку „Гремящій” въ воды Тихаго океана. Затѣмъ плавалъ командиромъ эскадреннаго миноносца „Дельфинъ”, переименованнаго въ „Безстрашный”, на которомъ участовалъ въ морскомъ бою 27 января 1904 г. 6 февраля того же года назначенъ завѣдующимъ новобранцами и казармами Квантунскаго флотскаго экипажа въ Новомъ городѣ, помощникомъ экипажнаго командира и командиромъ сформированнаго изъ новобранцевъ 2 Морского батальона, составившаго резервъ 27, а затѣмъ 5 Восточ. Сибирскаго стрѣлковаго полка. На сухопутномъ фронтѣ исполнялъ обязанности начальника охраны „Предгорья Угловыхъ Горъ”. 31 іюля сдалъ командованіе позиціей и батальономъ капитану 2 ранга Иванову 4-му, но въ тотъ же вечеръ, узнавъ о наступленіи непріятеля, вернулся на позицію, причемъ, встрѣтивъ отступившую баттарею изъ 2-хъ орудій, привелъ ее обратно и съ разрѣшенія новаго командира остался при ней до слѣдующаго утра, принимая участіе въ отраженіи непріятеля. Назначенъ въ распоряженіе генералъ-лейтенанта Кондратенко, а 7 августа, при взятіи „Угловой Горы”, опасаясь за участь баттареи на примыкающей къ

По приходе “Касатки” в Кронштадт на нее прибыла комиссия МТК для определения объема работ по подготовке миноносцев к переходу на Дальний Восток, куда они должны были отправиться осенью 1900 года. Свои соображения она изложила в акте на имя управляющего Морским министерством.
Среди дополнительных работ были: устройство на миноносцах браги для буксирования; снятие запасных гребных винтов, мешающих действию торпедных аппаратов (винты предполагалось отправить в Порт-Артур отдельно, с грузами Морского министерства); замена поставленных по спецификации спасательных шлюпок Фрэнсиса, вельботом и двумя парусиновыми восьмерками (шлюпки Френсиса вмещали по 11 человек каждая, а команда миноносцев насчитывала свыше 50 человек). К вельботу и парусинкам комиссия предлагала добавить еще и парусинную “финку” (“как установлено для 350-тонных миноносцев, строящихся на Невском заводе”).
Также комиссия считала невозможным отправление миноносцев в плавание без наличия их теоретических чертежей, которые фирма “Ф. Шихау” по каким-то причинам не поставила в срок. “В настоящее время, — отмечала комиссия в акте, — миноносец не имеет даже теоретического чертежа на случай необходимости подъема или ввода в док”. После осмотра прибывших несколько позднее миноносцев (“Кит”, “Скат” и “Дельфин”) комиссия внесла в список еще ряд работ по окраске подводной части, установке добавочных испарителей системы Круга, креплении по-походному 75-мм орудий, и на “Скате” приведение в исправное состояние машинных телеграфов.
Рассмотрев перечень работ на прибывших миноносцах, управляющий Морским министерством принял следующее решение: “Миноносцы шихауской постройки должны быть как можно скорее отправлены по назначению, а потому все работы и все снаряжение… должно было быть исполнено Кронштадтским портом”. Особо отметив, что если окажутся работы, задерживающие уход миноносцев, то таковых не делать. (“Пусть эти работы будут считаться просмотром Морского технического комитета, который утверждал первоначальную спецификацию, а теперь, когда миноносцы уже нужно выслать на службу, находит нужным переменять ее!”).
Что касается замены шлюпок, то МТК все же удалось добиться их замены. Перед самым уходом на каждый миноносец поставили по одному “24-футовому” вельботу, одной “17-футовой” и одной “19-футовой” парусиновой четверке и по одной “12,5-футовой” парусиновой шлюпке — “финке”. В связи с этим на миноносцах пришлось перенести две шлюпбалки. Были также установлены и вьюшки для наматывания спасательных линей. На “Касатку” и “Скат”, кроме того, установили воздухонагнетательные насосы.
Командиром “Касатки” оставили капитана 2 ранга Муравьева, назначив командирами: “Ската” — капитана 2 ранга Смирнова, “Кита” — капитана 2 ранга Кевнарского и “Дельфина” — капитана 2 ранга Новаковского.
По расчетам Морского министерства на Тихий океан осенью 1900 года должны были уйти пять миноносцев: четыре постройки “Ф. Шихау” “Касатка”, “Кит”, “Скат”, “Дельфин” и один постройки фирмы “Лейрд Бразерс” — “Сом'. Миноносцы разделили на два отряда: первый в составе “Касатки” и “Дельфина” под общим командованием Муравьева, и второй из миноносцев “Кит”, “Скат” и “Сом” под командованием командира “Кита” Кевнарского.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.