Повреждения на камнях эскадренного миноносца “Инженер-механик Зверев” 6 октября 1915 г. в Рижском заливе*

6 октября 1915 г. группа эскадренных миноносцев 7-го дивизиона, закончив сопровождение и охранение линейного корабля “Слава”, была отпущена командованием для следования в гавань Перель*.

Возвращаясь к месту якорной стоянки, миноносцы шли в кильватерной колонне в следующей последовательности: головным — “Выносливый", за “ним — “Внушительный”, “Инженер-механик Зверев” и концевым — “Боевой”.


В походе у миноносца “Боевой” испортился штуртрос, вследствие чего он застопорил машины. Начальник дивизиона приказал “Инженер-механику Звереву” сопровождать аварийный корабль, а всем остальным кораблям группы прибавить ход. Считая, что дальнейшее плавание будет происходить в безопасном районе посредине Рижского залива, начальник дивизиона решил лечь спать.
Погода была тихая, но видимость плохая. “Выносливый” благополучно дошел до траверза острова Руно и, находясь от него в 8 милях, повернул к берегу для определения места, но в точке 57°47 30 N и 23°18 30 East на миноносце ощутили толчок, после которого его форштевень врезался в грунт. Миноносец остановился, и работая машинами на “полный ход”, сошел без посторонней помощи на 7-м глубину.
Толчком, происшедшим при посадке на камни, был разбужен начальник дивизиона.
Задние мателоты “Внушительный" и “Инженер-механик Зверев”, присоединившийся к группе, следуя движению головного корабля, также попали на мель, где они оба также остановились.
Ввиду наступления вечера начальник дивизиона поспешил подойти на “Выносливом” к “Внушительному” для оказания помощи, но последний успел отклепать свой якорный канат и завести с кормы становый якорь, при помощи которого при работе машин сошел с мели без посторонней помощи.
Не выбирая якоря, “Внушительный” передал коренной конец якорного каната на миноносец “Инженер-механик Зверев", но вследствие наступившей темноты последний корабль снять с камней не успели. По распоряжению командира в качестве дополнительной меры (на случай изменения погоды) с носа последнего миноносца был завезен становый якорь. Это мероприятие было направлено на то, чтобы ночью держаться на двух якорях, хотя миноносец и без того крепко сидел пяткой среди банок.
На следующие сутки рано утром погода изменилась — стало свежеть, ветром развело зыбь, кормовой якорь постепенно пополз по грунту, и волной миноносец “Инженер-механик Зверев" перебросило через каменную гряду. После полученных ударов в таранном отделении миноносца появилась вода, но после ее удаления там никаких повреждений не обнаружили.
В течение дня 7 октября ветер не прекращался, и в 23 часа у “Инженер-механика Зверева" от удара о грунт вырвало один из приемных кингстонов левой машины, причем через эту пробоину стала поступать вода внутрь корабля. Пробоину забили паклей и мешками, а воду откачали с помощью судовых циркуляционных помп.
7 октября в 4 ч 20 мин волной миноносец навалило бортом на песчаную банку, в результате чего в первом котельном отделении появилась течь. От поступления воды в котельное отделение пришлось прекратить пары в котле.
В 7 ч у “Инженер-механика Зверева" лопнул стальной конец, соединявший якорный канат, полученный от “Внушительного”. Силою волны аварийный корабль развернуло и поставило параллельно берегу в расстоянии одного кабельтова.
В это время было повреждено третье котельное отделение. Для спасения корабля от дальнейших ударов о каменистый грунт с большим трудом был снова завезен становой якорь. В течение ночи поврежденные кингстоны успели исправить и забить деревянными клиньями, благодаря чему прибывавшую в машинное отделение воду удавалось свободно откачивать судовыми средствами, равно как и воду, поступавшую во все прочие отделения корабля через поврежденные переборки и швы обшивки. Борьба с водой в первом и третьем котельных отделениях оказалась непосильной, так как судовые водоотливные средства были недостаточно мощными и эти котельные отделения оставались затопленными.
Работы по обеспечению живучести и спасению “Инженер-механика Зверева” продолжались с 7 по 11 октября, но результаты оказались незначительными. Командованием было решено принять меры по разгрузке: с миноносца свез ли на прибывший буксир “Силач” все орудийные; и пулеметные патроны, запасные части машин, уголь, погруженный в мешки, а также шхиперское имущество и личные вещи экипажа. Торпеды передали на “Выносливый". После некоторого уменьшения осадки с большими трудностями на “Инженер-механике Звереве” завели пластыри, но ударами корпуса о грунт парусина быстро перетиралась и рвалась, не выполнив своего назначения.
Днем ветер несколько стих, и волна успокоилась. Начальник дивизиона приказал использовать временное затишье для тщательного промера глубин. После обнаружения на грунте камней, мешавших спасательным работам, они были взорваны. Несмотря на это, во время возобновившегося шторма миноносец с силой ударялся о грунт, и только непрерывной работой машин буксира “Силач” миноносец был гарантирован от выбрасывания его на прибрежные ряжи.
Подводная часть “Инженер-механика Зверева” ежедневно осматривалась водолазами, но кроме небольших пробоин, имевшихся в таранном отделении, ничего не было обнаружено. Большим осложнением в спасательных работах стало быстрое намывание песка с наветренного борта миноносца, что при убыли уровня воды на 0,6 м могло помешать работам в течение продолжительного времени.
9 октября положение аварийного миноносца стало очень тяжелым вследствие засорения донок намывавшимся песком, который попадал под их клапаны. Пришлось их работу временно остановить и очистить песок, попавший в донки. По той же причине осложнялась работа котлов, не говоря уже о том, что в цистернах появилась соленая вода, которой пришлось питать котлы.
Безвыходное положение потребовало принятия срочных мер: из состава машинной команды 8 человек, находясь по пояс в холодной воде, перебирали донки и исправляли водоотливные средства.
10 октября для оказания помощи “Инженер-механику Звереву” подошел спасательный пароход “Эрви”, на котором доставили 3 переносных помпы, мощностью в 200 т каждая. Прибывший пароход “Тока” помог завести миноносцу якорь весом в 1400 кг. Для усиления тяги устроили специальное приспособление с гинями, крепление которых было произведено при помощи 114-мм стального перлиня, пропущенного через канифас-блок, принайтовленный у носового пала парохода “Тока".
В целях уменьшения поступления воды внутрь миноносца, для заделывания повреждений в корпусе, водолазы применили своеобразный способ пропускания через пробоины рогож, увлекаемых потоком воды работавших помп. Рогожи постепенно скоплялись в отверстиях обшивки, создавали пробки и тем затрудняли проникновение воды в корабль.
Поступление воды действительно постепенно прекратилось, но за ночь уровень ее в помещениях все же несколько повысился. 13 октября водолазы возобновили работы указанным выше способом, и вскоре пробоины засосало рогожами настолько, что из обоих котельных отделений удалось откачать “воду. Для этого использовали до 100 рогож.
Окончательное снятие миноносца с мели предполагалось произвести после улучшения погоды; когда оно наступило “Инженер-механика Зверева” стали буксировать с мели всеми спасательными пароходами. В течение двух часов миноносец непрерывно тянули за корму, после чего он оказался на чистой воде. Во время работ по его снятию канифас-блок оторвался и металлическим тросом повредило такелаж фок-мачты, после чего фор-стеньга сломалась и упала; кроме того, стальным концом были сломаны пиллерсы правого крыла мостика, снесен пулемет и разрушен трубопровод от переносной помпы, размещенной на верхней палубе миноносца.
В процессе стаскивания “Инженер-механика Зверева” с камней его внешнее дно задело за камень, отчего миноносец получил несколько новых пробоин, через которые вода заполнила машинное отделение; уровень воды дошел до крышек цилиндров, но она проникала также и в другие отделения; откачивать воду не пришлось, потому что помпы на миноносце не работали. Углубление миноносца было настолько велико, что волны свободно перекатывались через верхнюю палубу и заливали его помещения, проникая туда через вентиляторы.
Освободив подводную часть от соприкосновения с грунтом, водолазам удалось получить доступ к днищу, где некоторые пробоины им удалось заделать деревянными клиньями, но это не изменило критического положения миноносца. Борьба за непотопляемость корабля производилась в чрезвычайно тяжелых условиях, когда машинная команда, под руководством инженер-механика, работала по восстановлению трубопровода к одной из переносных помп в клубах свежего пара. Другая часть команды, работавшая на баке, быстро освободила миноносец от гиней и перлиня, поданного со спасательного парохода “Тока".
“Инженер-механик Зверев” пароходом “Тока” был прибуксирован к “Силачу”, где в течение всего дня до вечера заводили пластыри на вновь полученные пробоины.
В 23 ч 45 мин водолазные работы закончились, и “Силач”, взяв миноносец на буксир, повел его борт о борт в Рогокюль, имея впереди себя “Току" и по борту конвоирующий миноносец “Внушительный”. На следующие сутки в 11 ч корабли благополучно прибыли в Куйвасто, а в 12 ч в Рогокюль.
В течение трех суток там производились водолазные работы по креплению пластырей и по заделыванию деревянными пробками пробоин и отверстий от вышибленных заклепок. Когда поступление воды внутрь корабля прекратилось, миноносец на буксире “Силача” привели в Гельсингфорс, где его подняли на Мортонов эллинг завода Саркесс. Детальный осмотр подводной части показал, что руль, его пятка и правый кронштейн гребного вала были погнуты и требовали ремонта. В первом и третьем котельных отделениях имелись две небольшие пробоины. Форштевень оказался свернутым на 9°, в обшивке разошелся шов, у решеток кингстонов имелись вмятины, а в районе минного погреба было потеряно 23 заклепки.
Корабль требовал значительного заводского ремонта.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.