От А-35 к А-135

Поскольку возможности морально устаревшей к моменту вступления в строй системы противоракетной обороны А-35 не обеспечивали перехвата баллистических ракет, оснащенных разделяющимися головными частями, на кремлевском Олимпе решили в кратчайшие сроки модернизировать систему.
В 1973 году генеральный конструктор систем ПРО Г.В. Кисунько представил свои предложения по модернизации системы А-35, которая должна была обеспечить возможность перехвата баллистических ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Предложения Кисунько получили одобрение, и началась работа над модернизированной системой ПРО А-35М. Однако через два года, неожиданно для всех, Кисунько сняли с должности, заменив его на посту генерального конструктора И.Д. Омельченко, что никак не способствовало ускорению работ.

Как уже сказано выше, причиной смены генерального конструктора ПРО стал конфликт в недрах Минрадиопрома, связанный с перспективами развития систем ПРО. Григорий Кисунько был противником использования на противоракетах ядерных боеголовок, считая, что ядерные взрывы в момент перехвата могут причинить защищаемому объекту (Москве) огромные разрушения. По его мнению, применение обычных головных частей, предполагающих кинетическое поражение боеголовок противника осколками, является более эффективным.
Задачу селекции реальных и ложных целей Кисунько предлагал решить методом математического анализа матриц амплитуд и фаз радиолокационных сигналов, отраженных целями.
Руководства же Минрадиопрома настаивало на использовании ядерных боеголовок, поскольку их применение «решало» проблему селекции реальных боевых блоков и ложных целей — ядерный взрыв уничтожал все. Образно говоря, шпагу хотели заменить кувалдой.
Тем не менее, в мае 1977 года модернизированная система ПРО А-35М была предъявлена на государственные испытания, по результатам которых в 1978 году ее приняли на вооружение и поставили на боевое дежурство. В состав этой системы вошли: 1) главный командно-вычислительный центр в Кубинке; 2) радиолокационные станции «Дунай-3» в Кубинке и «Дунай-ЗУ» в Чехове; 3) стрельбовые комплексы «Енисей» и «Тобол» с противоракетами А-350Р; 4) техническая база в Балабаново.
Для эксплуатации системы А-35М в апреле 1978 года на базе 2-го управления войск ПРО и ПКО был сформирован отдельный корпус противоракетной обороны, командиром которого стал генерал-майор Н.И. Родионов.
Хотя А-35М и была способна, с определенными ограничениями, обнаруживать и поражать баллистические ракеты с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения, ее тактико-технические характеристики все равно не удовлетворяли военно-политическое руководство СССР. Поэтому в 1975 году были определены основные параметры новой системы противоракетной обороны Москвы, генеральным конструктором которой назначили А.Г. Басистова.
Основными составными элементами системы ПРО А-135 являются: командно-вычислительный пункт; радиолокационная станция с ФАР «Дон-2Н», предназначенная для обнаружения, сопровождения целей и наведения на них противоракет; радиолокационные станции обнаружения и целеуказания «Дунай-ЗУ» и «Дунай-ЗМ»; шахтные пусковые установки противоракет ближнего и дальнего перехвата.
Судя по информации, опубликованной в открытой российской печати, управление системы и PЛC «Дон-2Н» находятся в Софрино, РЛС «Дунай-ЗУ» — в Чехове, а стартовые позиции противоракет размещены в окрестностях Внуково, Колодкино, Новопетровского, Клина, Сходни, Александрова и Лыткарино[53].
Сердцевиной новой системы ПРО А-135 стала многофункциональная радиолокационная станция «Дон-2Н» сантиметрового диапазона с полусферическим электронным обзором, строительство которой началось в 1979 году.
Многотомное издание «Оружие России» сообщает:
«Реализованные в МРЛС (многофункциональной радиолокационной станции) алгоритмические решения обеспечивают своевременное обнаружение сложных баллистических целей (СБЦ), классификацию по траекторным признакам, раскрытие состава СБЦ. В том числе получение информации по тяжелым элементам в условиях сложной ракетно-космической обстановки (при наличии постановщиков активных помех, облаков дипольных отражателей, инверсионного плазменного следа и множественных ложных целей). На внеатмосферном участке траектории обнаружение целей производится на фоне широкополосных активных помех.
Для сопровождения целей, совершающих аэродинамический маневр, разработаны адаптивные алгоритмы обнаружения маневра и оценки параметров движения на участке маневра».
РЛС «Дон-2Н» представляет собой циклопическое сооружение в виде усеченной четырехгранной пирамиды, на гранях которой расположены неподвижные фазированные антенные решетки диаметром 16 метров.

В отличие от прежних систем, новые противоракеты размещались в специально построенных шахтных пусковых установках, расположенных вокруг Москвы (их строительство было начато в 1980 году). Противоракеты постоянно находятся в транспортно-пусковых контейнерах, из которых и производится их пуск.
Противоракета дальнего перехвата 51Т6 (А-925) выполнена по двухступенчатой схеме (на первой ступени — твердотопливный двигатель, на второй — жидкостный) оснащена бортовой цифровой вычислительной машиной и предназначена для уничтожения боевых блоков баллистических ракет противника до их входа в атмосферу. Наведение на цель происходит по командам с земли, причем ракета может быть перенацелена в процессе полета на новую цель.
Стартовые позиции противоракет 51Т6 расположены в районе Новопетровской, Клина, Тураково и Колодкино.
Противоракета ближнего перехвата 53Т6 (ПРС-1) имеет двигатель на твердом топливе и предназначена для уничтожения боевых блоков баллистических ракет в плотных слоях атмосферы. Необходимость быстрой реакции обусловила высокую скорость ее полета (более 10М), вертикальный старт с последующим отклонением в любом направлении. Противоракета не имеет никаких аэродинамических поверхностей, а для управления ее полетом служит система газодинамического управления.
В 1989 году система ПРО А-135 была принята на вооружение и несет боевое дежурство по сей день. Официальные российские издания высоко оценивают ее возможности:
«Система А-135 способна защитить столицу от групп баллистических ракет и их ядерных боевых блоков (ББ). Ни одного ядерного взрыва в опасной близости от г. Москвы она не допустит. Система находится в постоянной боевой готовности и работает в автоматическом режиме, включая обнаружение целей, выделение ББ на фоне ложных целей и других средств противодействия ПРО, перехват и уничтожение ядерных боевых блоков БР с исключением детонации их зарядов, предотвращая заражение города плутонием».
Надо заметить, что есть и другая точка зрения на ее боевые возможности. Газета «Независимое военное обозрение» отмечала:
«Был период, когда СССР в области ПРО опережал США на 10 лет. Решения, которые предлагал Григорий Кисунько, базировались на передовых методах поражения боеголовки баллистической ракеты дальнего действия — точное наведение, осколочный заряд, частотная селекция, опознавание цели и пр.
Многие эксперты полагают, что строительство же под Москвой системы ПРО с атомным зарядом не содержало каких-либо прогрессивных решений в развитии ПРО и не ставило перед наукой и техникой задач, способствующих их развитию. Последняя подмосковная ПРО „А-135“ значительно уступает в этом отношении системам ПРО, разработанным под руководством Григория Кисунько»[54].
В заключение разговора о советской системе противоракетной обороны приведем цитату из американского издания «Ядерное вооружение СССР», увидевшего свет в 1989 году. Она позволяет оценить уровень информированности вероятного противника СССР об ее наиболее секретном оружии в последние годы противостояния сверхдержав:
«Строительство Московской системы ПРО было начато в октябре 1962 г., причем начиная с конца 1965 года темпы работ заметно возросли. Система состояла из восьми комплексов, размещенных в радиусе 45 м. миль от центра города, четыре из которых были поставлены на боевое дежурство в 1969–1970 гг.
На этих четырех комплексах были размещены 64 пусковые установки противоракет ABM-1 Galosh, оснащенных ядерными боеголовками большой мощности. В середине 70-х годов Galosh была заменена на усовершенствованную ракету АВМ-1В.
С начала 70-х гг. Советский Союз постоянно совершенствовал Московскую систему ПРО, включая сеть радаров и систему боевого управления. В 1974 г. в Сары-Шагане начались испытания по меньшей мере одной из двух новых противоракет. В 1981 г. началось строительство 100 шахтных пусковых установок взамен наземных комплексов, демонтаж которых начался в конце 1979 г.
К концу 1985 г. были готовы к развертыванию два новых типа противоракет: усовершенствованный надатмосферный перехватчик Galosh и высокоскоростной атмосферный перехватчик Gazelle (на стадии разработки обозначаемый как SH-08). По некоторым сообщениям противоракеты Gazelle были поставлены на боевое дежурство в середине 1986 г. Ожидается, что, переоборудование пусковых установок и развертывание модернизированных ракет будет завершено в 1989 г. К этому моменту в составе системы ПРО будет размещено 100 ядерных боеголовок»…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.